Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Образованное от греческих слов «нет» и «место», слово «Утопия» стало названием книги, написанной в 1516 году учёным и государственным деятелем сэром Томасом Мором (1478-1535). Созданная на основе произведения Платона «Государство», она описывала вымышленный остров, где процветало идеальное общество. В этом смысле слово «Утопия» сводилось к описанию представлений об «идеальном» городе.

Идеальное место

Утопические идеи эпохи Возрождения получили удивительное воплощение – звёздообразное расположение, заимствованное Флоренцией, чтобы обороняться от пушечной стрельбы. Такое расположение получило широкое распространение и лучше всего оно описано Филарете в его проекте идеального города Сфорцинда, опубликованном около 1464 года в его «Трактате об архитектуре». Его 12-конечная форма, заключённая в круг, воплощала увлечённость геометрией в пятнадцатом веке, а Филарете, кроме того, обосновал свой проект с точки зрения астрологии, которая должна была обеспечить божественную гармонию.

Следующая большая волна утопических идей развернулась в девятнадцатом веке в ответ на ожидаемые от индустриализации несчастья. Модель «Города-сада» Эбенизера Говарда (1850-1928), представленная в 1898 году в эссе «Будущее: мирный путь к реальным реформам» (переиздана в 1902 году под названием «Города-сады будущего»), имела концентрическую форму с расходящимися в виде лучей бульварами, напоминавшую модель Филарете. Город должен был самостоятельно обеспечивать себя пищей, предвосхищая современные концепции гармонично развивающегося города.

Убеждения Говарда оказали большое влияние, в особенности, на Корбюзье. Собранные воедино и опубликованные под названием La Ville Radieuse («Лучезарный город») в 1935 году, идеи Ле Корбюзье об «идеальном» современном городе, окружённом бесконечным морем зелени и построенном из высоких блоков, к которым ведут надземные автомагистрали, провозглашались антитезисами бедам традиционных городов, подавленных влиянием индустриализации, названных им «чахоточным Парижем». Эти идеи оказались доминирующими на Международном конгрессе современной архитектуры (CIAM), который собрался в 1933 году для обсуждения нужд промышленного города. Материалы конгресса были опубликованы Ле Корбюзье лишь в 1942 году в сильно отредактированном виде в «Афинской хартии», и оказывали существенное, зачастую вредное влияние на послевоенную реконструкцию.

Среди более поздних утопических идей, порождённых модернистами, повторялась тема сокращения архитектурных построек и расширения инфраструктуры услуг. Таковым был «Пространственный город» (1958) Йоны Фридмана; внешне более прагматичное, но технически утопическое представление о жилище, выраженное Н.Дж. Хабракеном в книге «Опоры: альтернатива массовому жилищному строительству», опубликованной в 1962 году; а также в книге «Непрерывный монумент: архитектурная модель тотальной урбанизации» итальянской группы "Superstudio", образованной в 1966 году Адольфо Наталини и Кристиано Торальдо ди Франкиа.

С недавних пор вокруг утопических взглядов сформировалось противоположное модернистским идеям о городе убеждение, основанное на возвращении к доиндустриальным, зачастую классическим, урбанистическим архитектурным формам. Инициатором «нового урбанистического» движения, созданного в США в начале 1980-х, стал, среди прочих, Леон Крие. ■