Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Концепция расположения зданий на приподнятых платформах имела широкое распространение в древних национальных культурах и обосновывалась различными мотивами. В современных зданиях платформы зачастую использовались для создания дополнительного пространства и размещения инженерного оборудования.

Приподнятое здание

«Приподнятые над окружающей территорией, здания приобретают символическую значимость».

Фактически, земляные платформы часто являлись элементом оборонительных систем, а также помогали приподнять здания, в особенности непрочные деревянные конструкции, и защитить их от влаги и наводнений. Приподнятые над окружающей территорией, здания приобретали символическую значимость – вот почему храмы и места захоронений так часто размещались на платформах. И, в довершении всего, квадратные насыпи зачастую символизировали плоскую, как тогда предполагалось, и четырёхугольную Землю.

Впоследствии земляные насыпи уступили место более устойчивым каменным возвышениям. Самая грандиозная из когда-либо существовавших платформ была создана в древнем Египте и являлась частью заупокойного храма царицы Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри, обширные террасы которого ведут к колоннадам. В классической греческой архитектуре платформа представляла собой достаточно пологое, трёхступенчатое возвышение или стилобат; в китайских храмовых комплексах строились огромные каменные конструкции, предназначенные для поддержки деревянных структур; а некоторые храмы майя кажутся крохотными по сравнению с массивными ступенчатыми платформами, на которых они возвышаются.

В 1949 году молодой датский архитектор Йорн Утсон посетил храмы майя. Поражённый драматическим переходом от клаустрофобии джунглей к ощущению бесконечности пространства над верхушками деревьев, он решил, что можно воспроизвести нечто похожее в дизайне современных зданий, разместив все вспомогательные функции в полой платформе, а «святилища» наверху оставить для общественной деятельности. Это была, в сущности, крупномасштабная версия разделения на обслуживающие и обслуживаемые помещения, сформулированная Луисом Каном несколько лет спустя, а сам Утсон в 1957 году превратил эту теорию в дизайн, победивший в конкурсе проектов для Сиднейского оперного театра. «Святилища» были облицованы мерцающими плитками, тогда как грандиозная ступенчатая платформа, заслужившая огромную популярность в качестве публичного пространства, приобрела явно геологический характер. Перекликаясь с мысами, выдающимися в Сиднейскую гавань, она облицована панелями из сборного железобетона, содержащими местный красный песчаник в качестве наполнителя.

Несмотря на все её способности по организации сложного строительного проекта, удивителен тот факт, что концепция обитаемой платформы не получила широкого распространения. Национальная ассамблея Уэльса, чьё строительство по дизайну «Ричарда Роджерса и партнёров» было завершено в 2005 году, лишь слегка повторяет эту конструкцию; Международный терминал морского порта в Йокогаме, спроектированный бюро Foreign Office Architects (1995- 2002) представляет собой населённую платформу без надземных сооружений; а дизайн оперного театра в Осло, выполненный фирмой Snohetta (2000-08), являет собой сочетание модели в духе Утсона с идеей архитектурного променада, разработанной Ремом Колхасом.

В более широком контексте, тем не менее, платформу можно рассматривать как «piano rustica» или «цокольный этаж», вмещающий второстепенные служебные помещения во многих зданиях в стиле классицизма и служащий формальным и функциональным переходом к «piano nobile» (парадному этажу), расположенному выше – такая организация здания нашла отражение в работе Ле Корбюзье «Пять отправных точек современной архитектуры», где массивное основание «piano rustica» сменяется открытым пространством, предназначенным для потока людей и машин. ■