Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

В философии слово «частный» используется для описания конкретных вещей, существующих во времени и пространстве и противостоящих абстрактному. Слово «частный» не так быстро приходит на ум, как идеи, наполненные платоническим мировоззрением - форма, идеал, симметрия, пропорция – но оно описывает повторяющиеся отношения в архитектуре, от соответствия духу места и заботы о месте до проектирования по роду материалов.

Соответствие цели, местности и материалам

Классический взгляд, которому зачастую противопоставляется увлеченность деталями, был блестяще представлен художником сэром Джошуа Рейнольдсом в его «Рассуждениях об искусстве». Сила искусства, заявлял он, в открытии, в том, чтобы устранить «частное и необычное», чтобы искусство могло «подняться над всеми отдельными формами, местными традициями, частностями и деталями любого вида». Напротив, его современник и оппонент, поэт Уильям Блейк, заявлял, что «искусство и наука не могут существовать иначе, как в виде ежеминутно возникающих деталей».

В архитектуре увлечение деталями процветало в готических соборах, где платоническая структура здания противопоставлялась натуралистическим деталям. Благодаря известному эссе Николауса Певзнера, причудливо вырезанные листья дуба на здании кафедрального собора английского города Саутуэлл стали рассматриваться в качестве основного поворотного момента в этом смысле. Однако разнообразные виды растений были также с точностью запечатлены в Шартрском и других соборах Иль-де-Франс.

Едва ли можно переоценить значимость такого взгляда на природу. Именно оттуда произрастает эмпирический дух современной науки и отношения к искусству, подаривший нам английский пейзажный парк, позволяющий наслаждаться живописными видами, сменяющими друг друга в процессе движения. На нём также основано и отношение к материалам, объединяющее как их технические свойства, так и желание выразить их «природу», сыгравшее важнейшую роль в развитии современной архитектуры.

«В зданиях я следую тем принципам, которые природа использует в своих владениях». – Фрэнк Ллойд Райт

Немногие здания могут лучше проиллюстрировать эти два аспекта, чем «Дом над водопадом» Фрэнка Ллойда Райта (1935). От общей композиции до фактуры стен, лестниц, окон и прочих деталей, его многослойность повторяет геологию осадочных пород в месте строительства; приближаясь к входу под бетонной решёткой, вы замечаете, что одна балка как бы обвивает дерево, тем самым обозначая как его непосредственное присутствие, так и отношение к природе, воплощённое в архитектуре; и, наконец, применение материалов также выражает их индивидуальную «природу» - нависшие над водопадом балконы, например, являют собой драматическое выражение конструкционного потенциала железобетона, тогда как их закруглённые углы отображают убеждение Райта в том, что железобетон, изначально, жидкий материал.

В архитектуре частное обычно существует в противоречии с общим. Характеризуя такой синтез как «сложное целое», американский архитектор Роберт Вентури описал множество примеров и приёмов дизайна в своей книге «Сложности и противоречия в архитектуре», изданной в 1966 году. Например, на несомненно «идеальной» Вилле Савой Ле Корбюзье, прозрачная стена плавно закругляется в соответствии с конкретными требованиями радиуса поворота автомашины, таким образом определяющего геометрию застекленного экрана на уровне первого этажа, до той манеры, с какой внутренняя перегородка обёрнута вокруг ванны. ■