Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Окна—источники света и свежего воздуха, но их также можно назвать «глазами здания», формирующими наше восприятие окружающего мира и, возможно, более чем какой-либо иной архитектурный элемент, наделяющими здание определённым характером.

Глаза здания

«Создавая окно, представляйте свою возлюбленную, выглядывающую из него.» – Алвар Аалто

Окна, изначально представлявшие собой обычные отверстия, прикрываемые шкурами животных или тканью, деревом или бумагой, благодаря изобретению римлянами литого стекла достигли своего расцвета в готической архитектуре Европы. В те времена, когда не существовало больших оконных стёкол, широкие проёмы обрамлялись ажурными каменными переплётами, в которых куски цветного стекла соединялись свинцовыми горбыльками, чтобы свет, проходящий через них, превращал помещение в небесное видение.

В период Высокого Возрождения в Италии и Франции, окна становятся ключевыми элементами архитектурной композиции. Имевшие вертикальную прямоугольную форму и классические пропорции, они обычно делились одним вертикальным и одним поперечными бруском, образовывавшими крест, и украшались наличниками, карнизами и сандриками, а позднее – обрамляющими пилястрами. В период Барокко эти декоративные элементы ограждений окон, подобно дверям и каминам, искусно украшались завитками и фантастическими узорами, кронштейнами, масками и человеческими фигурами.

В Англии, где свет не такой ослепительный, окна в эпоху Возрождения получили доминирующую роль по сравнению с плоскими поверхностями, что можно наблюдать в самом известном сооружении того времени – Хардвик-холле Роберта Смитсона – «стены из стекла», как заметил в то время один остряк. Такое широкое применение стекла служило подтверждением как благосостояния, так и архитектурного вкуса, и потому, когда в семнадцатом веке стекло стало появляться в обычных домах, Уильям III ввёл оконный налог, который, возможно, способствовал возникновению выражения «грабёж средь бела дня». Более крупные окна с вертикально раздвигающимися створками со временем получили широкое распространение в Англии и Голландии, несмотря на то, что ключевую роль в их изобретении, возможно, сыграли французские строители. Раздвижные окна достигли пика популярности в георгианском стиле архитектуры, обеспечивая интенсивное освещение благодаря расходящимся откосам и тонким и изящным деревянным переплётам.

В двадцатом веке стекольные и оконные рамы претерпели основные технические изменения – алюминий и сталь, а позднее и практичный, но неказистый ПВХ стали использоваться повсеместно – но традиционные с точки зрения архитектуры окна не соответствовали «подлинному» состоянию каркасной конструкции и стремлению к пространственной целостности. Они требовали таких нововведений, как навесная стена и ленточное остекление – последнее является одной из Пяти отправных точек современной архитектуры Ле Корбюзье.

С другой стороны современности – увлечение примитивизмом и стремление к первоистокам – некоторые из самых запоминающихся современных окон возникли из желания воспроизвести действия первобытного человека, проделывающего отверстие в стене. Продуманно, но в то же время, казалось бы, произвольно расположенные окна южной стены часовни в Роншампе, спроектированной Ле Корбюзье, берут своё начало в Северной Африке, в то время как Сигурд Леверенц в церкви св. Петра в Клиппане, Швеция, воспроизвёл пещерную атмосферу с минимальным освещением, разместив безрамные стёкла скорее снаружи, чем внутри оконных проёмов. Соперничая с ним, Йорн Утцон в Кан Лисе, своём доме, который высится на скале в Майорке, воплотил эту идею, заключив окна между глубокими каменными откосами, благодаря которым море и небо сливаются в единое целое. ■