Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Самые первые полы, вероятно, предназначались лишь для выравнивания и ограждения участка земли. И поныне из всех основных архитектурных элементов полы оказываются наиболее связанными с конструкцией и наименее подверженными формальным преобразованиям. И всё же, несмотря на значительную степень ограничений в использовании, полы несут в себе удивительно широкий потенциал для творчества.

Связь с землёй

Они могут простираться за здание, формируя тем самым часть приподнятой платформы, или, как в реконструкции замка Кастельвеккио в Вероне (с 1954 по 1967 гг.), произведённой под руководством Карло Скарпа, отстоять от окружающих стен, благодаря чему кажется, что новые элементы «парят» внутри старой конструкции. Они даже могут, как в паломнической часовне Ле Корбюзье в Роншане (1950-55 гг.), возвращаться к своему изначальному назначению и выравнивать поверхность земли, тем самым прочно связывая здание с местностью и окружающей его землёй.

Нижние этажи, подобно «навесным» этажам над ними, могут быть также отделены от земли. Например, при строительстве деревянных домов это необходимо с точки зрения практичности для защиты пола от влаги, дождей или паводков. Многие традиционные японские дома, в частности, славятся такими полами, которые как будто парят – эта идея также была использована в доме Фарнсуорт-Хауc, построенном архитектором Мисом ван дер Роэ в местности, для которой характерны частые наводнения.

В целях создания практичной структуры большинство многоэтажных зданий состоит из последовательности одинаковых этажей. При строительстве каменных зданий в этом была своя конструкционная логика, но тогда как в зданиях с деревянным каркасом часто встречались слегка выдающиеся или выступающие верхние этажи, лишь в двадцатом веке полы стали рассматриваться как плоскости, которые могут выступать или поворачиваться для создания более динамичного отношения к окружающим их элементам. Отображая новый идеал пространственной целостности и используя железобетонные и стальные конструкции, полы созданные Фрэнком Ллойдом Райтом в «Доме над водопадом» (1935) подобны висящим геологическим пластам – эту идею Денис Ласдун позднее использовал как урбанистическую стратегию, характерную для дизайна Национального театра в Лондоне (1967-76).

Согласно требованиям к установке мебели, а также положению и универсальному дизайну большинство полов в настоящее время должны быть плоскими и горизонтальными без частой смены уровня. Однако представив наклонную площадку на Вилле Савой в качестве архитектурного променада, проходящего по всему дому, а позднее повторив это в таких проектах, как Страсбургский конгресс-центр и Церковь Фирмини, практически убрав различия между полом и наклонной площадкой, Ле Корбюзье способствовал развитию направления, проявляющегося в постоянных попытках Рэма Колхаса, Захи Хадид, MVRDV и других, формировать основное циркуляционное пространство общественных зданий в виде сплошных пологих полов.

Поскольку мы постоянно взаимодействуем с полами, напрямую или через мебель, их окончательная отделка может иметь большое значение для нашего восприятия здания. В здании мэрии города Сайнатсало, построенном по проекту Алвара Аалто, например, посетители заходят по кирпичному полу и поднимаются по кирпичной лестнице, но поворачивая в зал заседаний совета они оказываются на тщательно отполированном деревянном полу, который более эффективно, нежели табличка с надписью «Не галдеть!», способствует соблюдению спокойствия и тишины. В этом здании, как и во всех своих творениях, Аалто воплощает знание о нашей зачастую неосознанной восприимчивости к материалам, которой, как кажется, особенно не хватает тем, кто использует недавнее новшество в репертуаре архитектуры, обеспечивающее зрительную целостность: стеклянные полы. ■