Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

СОМЕРСЕТ

Спрятанный у подножья узких горных дорог с крутыми склонами, в глубинах сельского Сомерсета, этот восхитительный ансамбль из старого камня и черепичных крыш - прекрасный пример небольшого, позднесредневекового замка. Он был построен на территории дома Ричарда Блуетта, семья которого владела этими землями приблизительно с четырнадцатого века. Предполагается, что существующий дом, который включает в себя более ранние фрагменты, был закончен к 1488 году, и что его окружали ров, бассейны, фруктовые и цветочные сады.

Красивые, рыжевато-коричневые стены были возведены из бутовых камней и оштукатурены декоративной штукатуркой с добавлением каменной крошки, но, что интересно, этот камень - просто оболочка — фактически, «Котэй» - это здание на деревянном каркасе. Попытка замаскировать характерное для данной местности строение и заставить его выглядеть более величественным, чем оно фактически было, не распространялась на дверь и окружающие окна, которые были выполнены довольно грубо. Для отделки было использовано очень мало камня; в действительности, часть деталей выполнена из древесины, обработанной так, чтобы напоминать собою камень.

Расположение зданий вокруг внутреннего двора соответствует стандартной средневековой формуле, по которой вход в дом осуществляется в несколько этапов. Первым располагается дом привратника, с арочным входом через основную башню (дом и башня были восстановлены, а башня перестроена из развалин в 1920 году). К нему примыкали две более низкие постройки, только одна из которых сохранилась. Пересекая внутренний двор, мы попадаем в центральный вход главного дома, арка которого, предположительно, была фрагментом более раннего здания. Арка центрального входа скрывает оригинальную парадную дверь, у которой есть прекрасные детали из кованого железа приблизительно 1500 года. Как и следовало ожидать, из центрального входа мы попадаем в прихожую, оформленную в простом деревенском стиле.

Из прихожей открывается центральный вестибюль, имеющий условное разделение на «верхний» и «нижний». «Верхнюю» часть обозначает, линяя помоста, на котором мог бы располагаться стол для приемов. Хоть и относительно скромная по размерам, комната имеет величественный арочный потолок необычного и сложного дизайна, созданного, похоже, более как отражение статуса владельца, чем ради каких-то структурных преимуществ; пояс вырезанных ангелов поддерживает его опоры. Другой значительной особенностью комнаты, является пережившая средневековье стенная роспись с эпизодами из Рейнеке-Лиса (поэма Гете).

Зал опоясан пристройками, формирующими Н-образное в плане строение под общей крышей. В двухэтажном северном крыле к залу примыкает кабинет с якобинскими дубовыми панелями, раскрашенными под ореховый шпон. Лестница с лепниной ведет отсюда в бывшие большие палаты наверху, ныне объединенные с соседней комнатой, чтобы получить гостиную во всю длину крыла под крепкой деревянной крышей. Западный фронтон украшен небольшим ажурным окном, возможно, также сохранившимся от старого строения.

К противоположному концу зала примыкает трехэтажное крыло, на первом этаже которого имеются средневековые кухня и кладовые. В этом крыле на втором этаже располагается еще одна редкость: фрагменты настенных росписей эпохи Тюдоров. Так называемая Золотая Комната (ныне — передняя) раскрашена полосками, имитирующими портьеры. Здесь, на одной из стен, сохранилась величественная круглая фреска Богоматери с Младенцем. Другая комната, известная как Покои для Гостей, имеет фриз в форме свитка, ранее украшенного английскими надписями, и три картины, одна из которых изображает Благовещение. Кроме этой картины там также имеется проход в маленькую комнату над крыльцом, до сих пор используемую в качестве часовни. Она открывается на галерею над закрытым проходом, являющуюся важным добавлением к дому от Уильяма Эвери. Он купил Котей в 1605 и несколькими годами позже добавил западное крыло, содержащее столовую, обшитую панелями с искусными резными деревянными украшениями над камином.

Котэй относится к группе средневековых домов эпохи Тюдоров, чье благородное спасение от разрушения в начале двадцатого века внесло значительный вклад в Искусства и Ремёсла. Потеряв законного владельца и обретя статус арендованной фермы, она была куплена в 1925 подполковником Реджинальдом Купером, чья работа по восстановлению Колд Эштона в Глостершире, была высоко оценена в Каунтри Лайф Кристофером Хасси в этом же году: «все имеет тот естественный и нетронутый вид, что только может создать любовное восстановление». С помощью архитектора-археолога Гарольда Брейкспира, Купер в том же стиле возродил Котей, и именно он открыл там настенные росписи пятнадцатого века. Последующие владельцы добавили еще одно северное крыло и восстановленный лестничный проем эпохи Георга в зале, соединяющем это крыло со старым домом, оба датированные 1930 годом для сэра Френсиса Кука.

Нынешние владельцы, Алистер и Мэри-Энн Робб, купившие Котей в 1993-м, работали с тем же сочувственным духом, как и Купер. Миссис Робб коллекционирует артефакты раннего средневековья, и дом наполнен объектами из ее коллекции и произведениями, включающие занавеси, сотканные Кристофером Эльви в средневековом стиле. Но главным триумфом Роббов стали сады, которые они создали в Котее, на основе плана, созданного в 1920-м Купером. Среди их добавлений к славному романтическому пейзажу — множество беседок вдоль длинной тисовой аллеи, «Дворовый Сад», посаженный чтобы подчеркнуть абрикосовый оттенок старого фасадного камня, до сих пор сохранившегося на стенах и восхитительный «Путь Единорога». ■