Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Людвиг Мис ван дер Роэ, 1886-1969

Брно, Чешская республика; 1928-30

«В жизни есть нечто большее, чем просто рассмотрение стен из оникса и шпона ценных пород дерева», написал архитектурный критик Роджер Гинзбург о вилле Тагендхат в 1931 году. Он был одним из нескольких критиков, которым не понравилось то, что показалось им больше выставкой мебели, чем домом. Ее большому единому жилому пространству не хватало изоляции или уединения, и там не было стен, на которые можно было бы повесить картины. Но Грета Тагендхат и ее муж Фриц не были с этим согласны. Она была интеллектуалкой, ранним последователем философа Мартина Хайдеггера, и ей нравился аскетизм и присущая дому серьезность.

«Я всегда хотела современный дом», сказала она, «просторный и с ясными, простыми формами».

На плане и в разрезе, фактически, дом довольно сложен: три яруса в высоту, на круто скошенной, выходящей на юг территории, с главным входом на верхнем этаже. Но его сердце – это главная гостиная на втором этаже, которой подвластно все остальное. В этой комнате нет никаких перепадов высоты или уровней, просторное пространство с белым линолеумом, соответствующим плоскому оштукатуренному потолку. На южной и восточной сторонах она граничит с прямыми стеклянными стенами, или скорее с видами через них – первый вид открывается на сад в замке Спилберг на противоположном холме, второй открывается на крупный план горшечных растений в узком зимнем саду. Таким образом, комната определена и украшена не картинами природы, а самой природой. На северной и западной сторонах разделение пространства более сложное, с углубленными альковами, которые свободно определяют различное назначение: входная область, учебная, библиотека, пространство для рояля.

Посреди комнаты два экстраординарных объекта делят пространство более целенаправленно: полукруглая деревянная перегородка, как будто окружающая обеденный стол, и перегородка из твердого мрамора делит остающееся пространство примерно пополам. Эти стены из оникса и шпона ценных пород дерева, которые так разгневали Гинзбурга. Их нарочито фактурные поверхности - возможно, окаменелая версия живой природы, видимой сквозь окна. У них есть свои аналоги в известном Барселонском Павильоне, разработанном в приблизительно то же время, также, как и у одетых в хром крестообразных колонн, которые разделяют пространство на квадратную сетку. Это здание со стальным каркасом, хотя структура главным образом скрыта позади гипсокартона и штукатурки.

Две секции выходящей на юг стеклянной стены, каждая 5 метров (16 футов) шириной, могут быть опущены в пол электрическим механизмом. Линейные отверстия точно совпадают с перегородками из оникса и дерева. Поэтому на плане это похоже на «свободное» пространство, однако в действительности оно тонко разделено на отдельные зоны колонами, перегородками, мебелью и симметрично сгруппированными стоечно-ригельными фасадами окон. Дверь в западной части южной стены открывается на мощеную террасу, с которой, широкий лестничный пролет спускается к саду.

Когда дом был построен, большая ива стояла у подножия ступеней, почти точно напротив столовой. Дерево больше не существует, но оно было показано на первоначальных планах и было без сомнения частью дизайна: живая природа - стержень всей композиции. Вилла Тагендхат теперь охраняется как исторический памятник и музей. ■

"Лайкни" из любой социальной сети и получи доступ к дополнительным материалам:

Чертежи виллы Тагендхат "Tugendhat House" (DWG + EPS) 0,5 МБ