Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Луис Кан, 1901-74

Ла-Хойя, Калифорния, США; 1959-65

Институт Солка, основанный и находившийся под руководством доктора Джонаса Солка – разработчика первой вакцины против полиомиелита – является центром биологических исследований, пропагандирующим целостный подход к вопросам здоровья, задействуя при этом как гуманитарные, так и естественные науки, такие как физика и химия. Солк посетил Кана в его офисе в Филадельфии в 1959 году, с просьбой порекомендовать подходящих архитекторов для его проекта, но после того как он увидел Медицинские исследовательские лаборатории Ричардса в процессе строительства, он предложил этот заказ Кану.

Город Ла-Хойя отдал обширный участок на побережье, и первоначально предполагалось, что завершенный Институт будет включать жилые помещения для научных сотрудников и большой Дом встреч. Последнему, к сожалению, было суждено остаться одним из его прекраснейших нереализованных проектов. В первых планах, выполненных для всего Института в целом в 1960 году, лаборатории были организованы в виде парных башен вокруг двориков – фактически, в ответ на упоминание доктором Солком его любви к монастырю святого Франциска Ассизского. Впоследствии, башни превратились в вытянутые приземистые блоки, которые Кан изначально представлял в виде нарочито неиерархической серии элементов, разбросанных по участку.

В осуществленном проекте единственная пара больших лабораторных зданий обрамляет центральный сад, ставший мощеным двором, разделяемым лишь центральным водным каналом. Приподнятый на два этажа над землей с обеих сторон, двор окружен крытыми галереями, протянувшимися вдоль каждого блока - как отклик на местный климат, а также эхо монашеского ордена Ассизи. Расположенные над галереями кабинеты ученых отделены от несущих большую нагрузку лабораторий, находящихся сзади. На чертежах Кан именовал такое расположение «портиками исследований», а примененные им геометрические параметры под углом 45 градусов, благодаря которым открывался вид на Тихий океан, наделяют двор особыми зубчатыми краями.

Увидев, как трубопроводы и воздуховоды в Лабораториях Ричардса выходят за пределы назначенного им «служебного пространства», Кан решил выделить для каждой лаборатории служебную зону размером с этаж. Для того чтобы облегчить прохождение воздуховодов, пустоты окружены железобетонными балками Виренделя (прототип современных ферм), поддерживаемыми колоннами с преднапряженным армированием. Официальные органы вначале скептически отнеслись к тому, что такая структура сможет противостоять землетрясениям, но чудо мастерства инженера Августа Комменданта при расчете конструкции помогло достичь в два раза большей пластичности, нежели это могла предложить стальная конструкция.

Занятый поиском всеохватывающей системы пространственного и конструируемого порядка, Кан зачастую испытывал трудности при создании таких обычных элементов, как дверной или оконный проем: он никогда не считал архитектурой нарушение целостности стены и произвольное создание проемов в ней. Не получивший воплощения проект для Института Солка содержал один из наиболее эффективных способов, предлагаемых Каном для решения этой проблемы и называемый им «оборачивание руин вокруг здания». Чтобы следить за тем, когда солнце достигнет окон, он поместил вокруг здания отдельные экраны с большими безрамными проемами, придающими ему необычайную степень сходства с древнеримскими руинами.

Ощущение руин практически повсеместно присутствует в зрелых работах Кана, и посетитель этих лабораторий может почувствовать себя открывателем древнегреческого города. Возвышаясь над небольшим лесом, вас встречает процессия глухих стен, симметрично расположенных по обеим сторонам пустого пространства. Неподвижный центр – заключенный в прямоугольную форму источник воды наполняется, чтобы начать свой путь к небольшому бассейну в дальнем конце пустой площади. Но бассейн находится достаточно низко, чтобы спрятаться от людских глаз, а воде, кажется, предначертано возвращаться к своему истоку – океану. Соединяя площадь и стены в одном материале, покрытая травертином поверхность поднимается к небу, создавая такое ощущение, будто все пространство вырезано из единого блока, а незыблемая рама бассейна удерживает поток воды - небо и океан в бесконечном объятии. ■

"Лайкни" из любой социальной сети и получи доступ к дополнительным материалам:

Ярослав Князев

Прежде чем ставить эксперименты над людьми нужно хотябы спросить их разрешения!

Ответить