Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Большинство современных архитекторов приступают к процессу проектирования дома, изучая участок и техническое задание заказчика. При взгляде на множество домов, спроектированных Марио Ботта в кантоне Тичино в Швейцарии – в этом очаге современной архитектуры – становится ясно, что он использовал несколько иной метод. Начинает он не с квазинаучных исследований, а с дерзкой защиты простой геометрической формы.

Марио Ботта, 1943—

Стабио, Швейцария; 1980-82

В случае с домом Медичи в Стабио, известном под названием Casa Rotonda («Круглый дом»), его геометрическая форма представляет собой цилиндр, приземистый и сплошной в серой бетонной блочной кладке. Дело не в том, что форма не учитывает особенности участка – вовсе нет. Форма является взвешенным откликом на топографию и окружающие здания. Просматриваемый на западной стороне холма, усыпанного виллами разнообразных типов и стилей, Casa Rotonda выделяется на фоне холма подобно одетому с иголочки джентльмену посреди отдыхающих у бассейна. И джентльмен этот стоит нахмурившись…

Серьёзная формальная архитектура некоторым образом критически относится к недисциплинированным и беспринципным произведениям капиталистической культуры. Что она предлагает, так это возврат к хорошим манерам и величавому достоинству традиционного европейского города. Ботта не использует явным образом колонны, капители и антаблементы (хотя и приближается к этому при создании лестничной клетки в этом доме), но он, тем не менее, дитя классической традиции.

При выборе сплошного цилиндра в качестве формы остаётся лишь один способ продолжать. Ничего нельзя добавить, не испортив чистоты формы, поэтому её следует разрабатывать и делать обитаемой путём удаления, вырезания формы и отверстий для освещения пространства. Первый удар резчика разрезает цилиндр пополам, создавая прорезь в крыше и второй этаж, через который дневной свет может проникать по центру планировки.

С южной стороны прорезь служит для формирования горизонтального окна для жилого пространства первого этажа и двух входов на уровне поверхности. С северной стороны прорезь закрывается узкой «апсидой» лестницы, выступающей подобно толстой колонне в своего рода ступенчатой нише. Это, несомненно, классический элемент, упомянутый выше: каменная кладка поверх апсиды выступает таким образом, что формирует выпуклую капитель.

Первый этаж внутри практически полностью занят открытой террасой и навесом для автомобиля, расположенными сбоку от холла и лестницы. Эти помещения довольно-таки тёмные, но второй этаж ярко освещён благодаря большому окну, выходящему на юг, и благодаря прозрачному фонарю в кровле высоко над головой, заметному через щель в потолке. План открытый, но функциональные зоны – гостиная и кабинет с одной стороны, столовая и кухня с другой – хорошо определяются, как благодаря освещению, так и перегородкам. На верхнем этаже галереи по обеим сторонам прорези в полу обеспечивают доступ в спальни и ванные комнаты и позволяют просматривать жилое пространство внизу.

Ранее в своей деятельности Ботта сотрудничал с двумя гигантами архитектуры двадцатого века – Ле Корбюзье и Луисом Каном. В его работах есть отголоски идей обоих архитекторов, но, возможно, ничто так сильно не повлияло на них, как очарование города, где он учился - Венеции. Кажется невозможным жить и творить в этом прекрасном месте без осознания того, что большая часть современной архитектуры безнравственна и бесполезна, и что необходимо возрождение формального и монументального. ■

"Лайкни" из любой социальной сети и получи доступ к дополнительным материалам: