Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Брюс Гофф (1904–1982)

Норман, Оклахома, США; 1950–1955

В доме Бэвинджеров необычно все. Даже привычные представления о «внутри» и «снаружи» здесь смещены. Разрозненные элементы объединены в единое целое спиральной каменной стеной, которая плавно двигается от относительно открытого до относительно закрытого пространства.

Стеклянная стена абстрактно отделяет «снаружи» от «внутри», но выложенный камнем тротуар одинаков с обеих сторон, пышная растительность в виде ползучих и вьющихся растений везде одна и та же, и нет никаких изменений в грубой поверхности облицованных булыжником стен. В «интерьере» дома расположен большой пруд. Крыша, напоминающая кожуру очищенного яблока, поддерживается не стенами, а натяжными канатами, которые крепятся к центральной стальной колонне. Окон в привычном понимании нет. Свет проникает внутрь через непрерывный ряд стекол между крышей и стеной.

В маленьком центре спирали есть нечто, почти напоминающее обычную кухню. Но где же спальни? Они висят в воздухе, как армада летающих тарелок. Если спать в тарелке, подвешенной к потолку, то где хранить одежду и другие вещи? А в расположенном тут же шкафу цилиндрической формы, который так же подвешен к потолку. На планах тарелкам даны обычные названия, например «спальная зона для родителей» или «игровая зона», а некоторые утопленные зоны на первом этаже предназначены для отдыха и приема пищи. Но так ли важно, чем там заниматься? Это почти уголок природы, детский игровой городок или, возможно, райский сад, свободный от всех ограничений в мире.

Тем не менее, все в доме Бэвинджеров подчинено строгой геометрии. Это точная логарифмическая спираль, а тарелки, каждая со своим вращающимся шкафом, расположены на площадках спиральной лестницы через одинаковое расстояние. По мере того, как спираль сужается, тарелки и их спутники начинают вторгаться в стену дома. Последняя и самая высокая тарелка, названная «студией», становится выступающим цилиндром, как башня замка.

Джин и Нэнси Бэвинджеры были художниками, преподававшими в местном университете в Нормане, штат Оклахома, в котором Брюс Гофф возглавлял факультет архитектуры. Они были идеальными клиентами. Их не заботило, что на строительство дома ушло пять лет, и многое они сделали сами, с некоторой помощью студентов Гоффа. Когда дом был закончен, то привлекал толпы любопытствующих посетителей, как архитекторов, так и местных жителей, поэтому Бэвинджеры стали взимать по доллару за вход и возместили себе значительную часть израсходованных средств. Супруги прожили в доме более 40 лет.

Брюс Гофф был архитектором-самоучкой, отвергавшим концепцию соблюдения единого стиля. У него было любопытное отношение ко времени — он говорил, что не интересуется прошлым или будущим, а только тем, что он называл «непрерывным настоящим». Поэтому по внешнему облику многих его зданий сложно определить, когда они были построены. Дом Бэвинджеров хороший тому пример. Это возвращение к природе, которое не выглядит обращением к прошлому; это своего рода фантазия, которая не футуристична. Другими словами, как и его архитектор, дом не обязан ничем и никому, за исключением, возможно, старого друга и наставника Гоффа — Фрэнка Ллойда Райта. ■

"Лайкни" из любой социальной сети и получи доступ к дополнительным материалам:

Чертежи дома Бэвинджеров "Bavinger House" (DWG + AI) 10,9 МБ