Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Фрэнк Гери, 1929–

Уайзета, Миннесота, США; 1983–1987

Фрэнк Гери впитывает идеи, как губка: он черпает их из природы, в особенности из наблюдений за рыбами; из картин выдающихся художников прошлых эпох, таких как Джованни Беллини, а также от своих друзей, таких как Эд Мозес; из литературы, включая произведения Марселя Пруста и Энтони Троллопа; из творчества других архитекторов, например Алвара Аалто, и скульпторов, например Класа Олденбурга, который выполнил вход в агентство «Chiat/Day» в виде гигантского бинокля в Венеции, штат Калифорния.

Общепризнанным является тот факт, что при проектировании Уинтоновского домика для гостей Гери вдохновлялся работами итальянского художника Джорджо Моранди, который с почти маниакальной одержимостью сотнями рисовал небольшие серые натюрморты с бутылками и кувшинами на поверхности стола. Повлиявшие на него вещи Гери трансформирует до неузнаваемости – ни одно из его зданий не выглядит, как «Мадонна» Беллини или летний дом Аалто, а потому в Уинтоновском домике для гостей ничто не напоминает натюрморты Моранди, кроме того, что домик в общих чертах представляет собой композицию из объектов.

Уинтоновский домик для гостей, несомненно, больше скульптура, чем архитектура, и тому есть причина. В Уайзете, штат Миннесота, он делит территорию с домом Миса, построенным Филипом Джонсоном в 1952 году. Уинтоны купили дом в 60-е годы. К началу 80-х у них было пятеро детей и всё растущий сонм внуков, поэтому дом больше не мог всех вместить. Домик для гостей помог бы семье избежать разобщения. Сначала они попросили Джонсона построить его, но он отказался. Тогда они прочитали статью о Фрэнке Гери в журнале «New York Times» и посмотрели вживую несколько его домов. Уинтонам понравилось все, что они увидели, и они наняли Гери. Составленный ими бриф был гибким, поскольку домик изначально задумывался, как многофункциональный. Основной проблемой Гери была близость к старательному упражнению Филипа Джонсона в подражании Мису. В конце концов, он пришел к выводу, что выразительная скульптура на газоне будет достаточно отличаться от него, чтобы не соперничать с ним.

В композиции шесть объектов. Посередине стоит нечто вроде дымохода, напоминающего градирню или гончарную печь. Иногда ее называют гостиной, хотя это, скорее, холл, поскольку все остальные комнаты выходят в него. Это помещение с высоким потолком и окнами в верхней части стен, через которые видно небо и кроны деревьев. Уютная часть жилого пространства представляет собой отдельный кирпичный куб, напоминающий примитивную будку с камином и настоящим дымоходом.

Два других объекта роднит только наличие спальни и ванной комнаты – по форме и материалам же они сильно отличаются друг от друга. Первый это простой сарай с односкатной крышей, крытой черной листовой сталью. Другой имеет планировку грубого треугольника, но с одной криволинейной стеной и арочной крышей. Облицованный плитами из местного известняка, он самый неархитектурный из всех объектов, хотя в одной стене сделано прекрасное в своей заурядности окно с деревянной рамой.

Последние два объекта соединены странным и непонятным образом. В длинном параллелепипеде, облицованном фанерными плитами, размещены гараж и очень маленькая кухня. Лестница в углу ведет в спальню на чердаке, который находится в другом, меньшем параллелепипеде на крыше, угол которого подпирает одна колонна.

Аллюзия на Моранди предполагает, что дом следует воспринимать, как серьезное произведение искусства, претендующее на глубину интерпретации. Но еще он слегка напоминает игрушечную деревню, самодельный лагерь, детский городок или надувной воздушный замок – место как для детей, так и для почитателей искусства. ■

"Лайкни" из любой социальной сети и получи доступ к дополнительным материалам:

Чертежи Уинтоновского домика для гостей "Winton Guest House" (DWG + AI) 0,3 МБ