Федор Стахов

«А на березе сидит заяц в алюминиевых клешах, сам себе начальник и сам падишах, он поставил им мат и он поставил им шах и он глядит на них глазами, ууу...» — БГ

Стоит рассмотреть тему рисунка более подробно, чтобы подготовить почву для основного предмета, который мы подробно рассмотрим в дальнейшем: пропорции.

Рисунок

Не все рисунки являются контурными. Формы изображаются с помощью цветных областей (включая чёрные и белые), представляющих свет и тень, а также с помощью текстур и цветов материалов настоящего объекта.

Обычный контурный рисунок является более абстрактным, так как игнорирует зрительные эффекты, создаваемые светом. Линии в контурном рисунке – искусственный приём для изображения профилей, точек пересечения, краёв, границ и горизонтов поверхностей. Они очерчивают форму, а не материю, и они не видимы в подлинном объекте. Можно, конечно, утверждать, что некоторые объекты, например здания, обладают видимыми линиями – такими, как швы в кирпичной кладке, заполненные раствором, или профили оконных переплётов на навесных стенах. Но это в действительности длинные узкие поверхности, отличающиеся от значимых символических линий рисунка.

Проект

Существует множество разных типов архитектурных чертежей, но их основное отличие заключается в отображении того, что уже существует, и того, что предполагается построить, т.е. проекта. Традиционно ожидается, что архитекторы обладают навыками создания чертежей обоих типов, но на практике иногда с трудом можно провести различия между ними. Рисунок предполагаемого здания в перспективе в существующей обстановке может ввести в заблуждение простого наблюдателя и заставить его поверить в то, что здание уже существует. Создание цифровых фотографий из перспективных рисунков теперь может одурачить не только простых наблюдателей. Но такое различие между существующими и предполагаемыми изображениями важно и по другой причине. Оно связано с вопросом о том, что можно считать архитектурой, а что – нет. Мы могли бы быть очень требовательными и утверждать, что слово «архитектура» должно относиться лишь к существующим зданиям; до тех пор, пока проект не был реализован, он не может достичь статуса архитектуры. Но это исключает множество превосходных проектов, которые по какой-то причине не были осуществлены. Возможно, такие проекты следует принять в сферу архитектуры, где они могли бы внести свой вклад в развитие этого искусства? История архитектуры полна таких проектов – например, проект Адольфа Лооса 1922 года для здания газеты Chicago Tribune, или победивший на конкурсе 1982 года проект Захи Хадид для строительства на горе Пик в Гонконге. И ещё дальше от реальности находятся те проекты, которые никто, даже их авторы, и не собирались осуществлять. Фантастические городские проекты, подобные La Ville Radieuse «Лучезарный город» Ле Корбюзье или Бродакр-сити Фрэнка Ллойда Райта, также можно отнести к этой категории. Несмотря на их нереалистичность, с социальной и экономической точки зрения, никто не исключает их из категории «архитектура», поскольку их вклад в развитие современных городов был огромен.

Архитектура

Но как же насчёт чистых вымыслов – таких проектов, которые не только никогда не будут воплощены, но и не могут быть осуществлены, так как не учитывают основные условия, необходимые для возведения на земле таких крупных объектов, как здания? Возможно, для них требуется некий волшебный материал, не существующий на самом деле, или они подвешены вопреки такой неизбежной природной силе, как гравитация. Не здесь ли нам следует обозначить границы архитектурной территории? Когда проект превращается в бессмысленный рисунок? С трудом можно представить проект, подобный проекту Superstar: a mobile Chinatown, созданный архитектурной студией MAD Architects, существующий где-либо ещё помимо виртуальной реальности компьютера, тем не менее, создали его, вне сомнения, архитекторы, и, возможно, их фантастические проекты тоже своего рода архитектура. Можно даже утверждать, что архитектура, как искусство или ремесло, лучше всего представлена в рисунках и проектах, чем в настоящих зданиях. Рисунок может быть изображением существующего здания, и в этом случае здание получает приоритет. Но в архитектуре ситуация обратная. Рисунок получает преимущество, а построенное здание является представлением рисунка.

Цели и средства

Когда мы изображаем несуществующее здание – иными словами, когда мы создаём проект, - мы стараемся представить, как оно будет выглядеть. Но пытаемся ли? Это зависит от того, какой тип рисунка мы выбираем. Если мы создаём фантастическую перспективу, то так и есть. Но что, если мы просто хотим продумать, как стены будут соединяться с крышей? Мы могли бы предположить, что для этой цели более подходящим будет чертёж в разрезе, и что разрез поможет увидеть те фрагменты, которые были бы невидимыми в целом здании. И в этом случае было бы гораздо важнее увидеть размеры различных компонентов – допустим, кирпичных стен и деревянных стропил – в точном отношении друг к другу. Иными словами, нам следует изображать здание «в масштабе». Таким образом, можно обозначить два типа проектных чертежей: те, которые дают нам представление о том, как будет выглядеть здание, представленные в перспективе, и те, которые создаются точно в масштабе, представленные так называемыми «ортогональными» чертежами – планами, горизонтальными и вертикальными разрезами. Ортогональные чертежи представляют предметы не так, как они выглядят; они представляют вещи такими, какие они есть или будут. Вертикальный разрез фасада здания, созданный в точном масштабе, представляет вид, который невозможно заметить в реальном мире без некоторой помощи, например, камеры с линзой, корректирующей перспективу. Наши глаза воспринимают вещи, грубо говоря, в перспективе, а не в разрезе, и мы не можем это изменить. Это вопрос не только техники или процесса; он содержит глубокий теоретический смысл, как мы увидим далее.

В итоге архитекторы представляют здания в своём сознании и воплощают эти образы в тех или иных рисунках, включая созданные с помощью компьютеров. По своей сущности эти рисунки, главным образом, имеют дело лишь с формой, и только потом с материей, или материалами. Вполне возможно нарисовать форму, не зная, из чего она будет создана, и совершенно невозможно нарисовать бесформенную материю. Рисунки не просто показывают, как будет выглядеть здание; они способны представить потенциальную сущность здания более полным и точным способом, включая относительные размеры его элементов. Такой тип рисунков больше напоминает модель или «аналог» здания, чем картину. Эта безобидно звучащая фраза «относительные размеры его элементов» затрагивает чрезвычайно важный аспект архитектурной теории: пропорцию. Тема пропорций настолько важна, что в определённые моменты истории архитектурной теории она могла полностью завладеть ею. ■