tARTle.net

Это не новостной портал об архитектуре и дизайне, это не очередной архитектурный «глянец» и это не стоковый сайт проектного неликвида.

Не верится, но сквозь все исторические коллизии, мы всё-таки дожили до «тех самых» светлых времён, когда проектирование домов стало связано со словами анфилада, колонны и пилястры. Мы, архитекторы, боясь нарушить профессиональную радость, являемся свидетелями того, как частный сектор, не без нашей скромной помощи, постепенно обретает эксклюзивные, личностные очертания. Затоптанная строительная свобода наконец встаёт с практичных бюджетных колен, оставляя в прошлом символичные зелёные заборы, почерневшие шиферные крыши и стаканчики с солью между оконными рамами.

Не знаете что такое анфилада? Не волнуйтесь, мы обязательно расскажем, но прежде сделаем такой вид, будто вы забыли гимн страны или день рождения тёщи. Это не проистекает от желания показаться умнее, скорее мы не хотим упустить шанс поддать профессионального тумана значимости, как обычно это делают врачи, отвечая на вопрос о пришедших результатах анализов.

В данном случае заказчик оказался безразличен к неизвестному архитектурному сленгу, слушал нас равнодушно, словно оперный певец, отказывающийся вникать в суть органических удобрений. Хорошо понимая чего хочет, вся научная терминология учебников ему была малоинтересна. Как и все деловые люди, он кратким и универсальным языком цифр и возможностей быстро перечислил перечень пожеланий, поставив нашу команду перед конкретной задачей – сформировать на первом этаже единое пространство, связывающее кухню, столовую и гостиную в интерьер классического стиля.

Многолетний опыт показал – ни один архитектурный стиль не интерпретируется так по-разному, как классический. Одни считают, что это пафосная люстра, массивный диван, тяжелые театральные шторы с ламбрекенами и картины в широких, безвкусных, золотых рамах, вобравших орнаментом всю многовековою историю гипсовой лепнины. Другие видят классический стиль интерьера гостиной в отсутствии авангардных форм и ярких расцветок. Делаем вывод: классика – это субъективное представление о вечном.

Наш герой видел «вечность» в масштабных просторах, натуральных материалах и фундаментальных элементах. Предпочитал роскошь практичности, не задумываясь о судьбе выбранного, непременно светлого оттенка. С императорским величием пожертвовал балконом, присоединив его к жилой, колоссальной, неразделенной территориальной идиллии. В конце обсуждения, ткнув пальцем в проект, добавил: «… и чтоб как у графа Шереметьева…».

Важная, дополняющая интерьерную картину деталь – трое детей. Надо полагать воспитанных и управляемых, завершивших своё возрастное настенное фломастерное творчество, иначе как объяснить бесстрашие клиента перед белым цветом. Наши обтекаемые намёки о практичности мгновенно пресекли консервативным взглядом, видимо тем самым, от которого взрослеют по ускоренной программе. Белый, значит белый.

Задача непростая – гармонично вписать в современную, студийную планировку интерьера гостиной классический стиль, при котором бы кухонные сковородки и мойка сочетались по диагонали с помпезным мраморным камином. Заказчики хотят готовить, отдыхать, общаться, есть, воспитывать детей и делать с ними уроки на одной пространственной ладони. Похвальное, традиционное стремление быть вместе. Пусть под дисциплинированной крышей жесткого домостроя, зато в едином нескончаемом семейном порыве, схожем с теми, что поначалу демонстративно посещали Аллу Борисовну, на заре её всех бесчисленных замужеств. Как говаривала примадонна, отстраивая очередной замок: «В нашем возрасте главное начать…». Продолжить цитату живого классика не позволяет цензура.

Итак, кухне и столовой досталось одинаковое симметричное пространство, вытекающее в гостиную сквозь разделяющие колонны, пришедшиеся к интерьеру весьма кстати. На их несущие белоснежные плечи возложили основную дизайнерскую ответственность графского интерьера. Скошенные, в целях детской безопасности, углы ничуть не умалили их фундаментального величия. Какой интерьер гостиной в классическом стиле может обойтись без колонн?

Столовая и кухня по сути оказались сестрами двойняшками. Обеих произвели именитые, «натуральные» родители. Первая – блондинка, приближенная к оттенку слоновой кости, с потрясающе красивой вытяжкой, затмевающей весь гарнитур. Другая – шоколадная брюнетка, украшенная классическим буфетом и мощным столом с накрахмаленной скатертью (догадайтесь какого цвета), сервированного екатерининским фарфором. Да, правильно поняли, в случае вспышек темперамента, эмоциональные приступы дешевле разряжать о бронетранспортёрные колонны, нежели успокаивать нервы звоном битой антикварной посуды.

Но если ей все же суждено разбиться, то это произойдёт на роскошных итальянских полах, рисунку которых позавидуют великие «старожилы» римского Пантеона. Светлый песочный оттенок с орнаментом, подсвечиваемый изящными хрустальными люстрами. Архитектура классического стиля в интерьере гостиной обязывает к сдержанности, но не к скромности, поэтому люстры из кристаллов сваровски, развешивались согласно заданному симметричному курсу. Их пять, и если включить все сразу, то на фоне ослепляющих кристаллов, никому в голову не придёт вспомнить о тарифах на электроэнергию.

Само собой, светлые потолки с гипсовой лепниной перекликаются незначительной оттеночной разницей со стенами и полом, образуя единый, празднично-парадный фон, выгодно подчеркивающий эксклюзивную мебель и дизайнерскую отдушину – мраморный камин. Ради него даже зашторят уютные эркерные окна, дабы не разбавлять мещанскими солнечными лучами классическое, благородное удовлетворение.

В результате получили пространство (комнатой назвать язык не поворачивается), созданное для аристократической медитации, поворачивающее время вспять навстречу балам и аудиенциям 18 века. Справедливо удовлетворяя амбиции, хозяин с гордостью будет распахивать двустворчатые двери, образующие ту самую анфиладу и самолюбиво наблюдать за реакцией гостей, приглашённых попить чайку.

Классическая семья в интерьере гостиной в классическом стиле. Всё настолько образцово и правильно, что невольно напрашивается меткое, фольклорное четверостишие:

Выхожу я на балкон,

А на солнце нету пятен.

Ах, до чего же я хорош!

Ах, до чего же я приятен! ■