Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Происхождение классических ордеров в архитектуре Древней Греции всё ещё является предметом споров между учёными, но их вклад в историю западной архитектуры невозможно переоценить. Само слово «ордер» уже наводит на мысль о том, что их значимость выходит далеко за пределы определённого типа или пропорций колонны, заключая в себе всю систему ордеров, подобно высоте, длительности и гармонии звуков в классической музыке.

Основа классического стиля

Греки стали изобретателями трёх ордеров - дорического, ионического и коринфского; римляне добавили разновидность дорического ордера без каннелюр, известную как тосканский ордер, и сочетание ионического и коринфского ордеров под названием «композитный ордер». Несмотря на множество более поздних попыток создания «национальных» ордеров в архитектуре – особенно во Франции – эти пять образцов стали основой классического стиля, изучаемого и применяемого следующими друг за другом поколениями архитекторов и в двадцать первом веке.

Изысканность греческих ордеров заключалась в двойственном противопоставлении форм – выдающиеся вперёд и вдавленные, прямые и изогнутые – а также в системе тройного деления, характерной для компонентов любого масштаба, начиная с общей композиции и заканчивая её элементами: ордер в архитектуре непосредственно состоит из антаблемента (части, опирающейся на колонну); колонны; и основания, или стилобата (той части, на которую опирается колонна). Антаблемент разделяется (сверху вниз) на карниз, фриз и архитрав. Дорический ордер не полностью следовал принципу тройного деления, поскольку в греческом варианте не хватало основания, но выделяющиеся на выпуклом круглом стволе колонны 20 желобков-каннелюр и едва заметная вертикальная выпуклость, или энтазис, колонн подчёркивают непревзойдённую красоту греческих форм.

Идея о том, что ордер в архитектуре изначально возник из формирования деревянных структур, имеет древнюю историю – у теории Витрувия о «примитивной хижине» много последователей – и сейчас она находит широкое признание у учёных. Тем не менее, её яростно отрицали сторонники архитектуры как «строительного искусства», как, например, Виолле-ле-Дюк, для которого греческие храмы служили утончёнными образцами каменных стоечно-балочных конструкций. В Древней Греции колонны всегда использовались в качестве отдельных конструктивных элементов, но у римлян возникла идея использовать их в качестве средства формирования фасада здания, превратив их в полуколонны, являющиеся частью стены, или сплюснув их для создания пилястр с барельефом.

Римляне, при создании ордеров, в первую очередь подчёркивали их «структурный» и декоративный характер, нашедший множество подражателей как в архитектуре Возрождения, так и в поздней классической архитектуре. Тем не менее, неоклассицисты восемнадцатого века расценивали это как отклонение от «истинных» принципов классицизма и выступали за возвращение к «чистым», необременённым лишними элементами формам древней Греции.

Классические ордеры в архитектуре представляли собой не только систему организации композиции, но также и придавали ей определённый характер. Витрувий превосходно связал пропорции колонн и человеческого тела – «прочные» колонны дорического ордера он сравнивал с мужским телом, а колонны ионического ордера – с женским телом, в то время как изящные колонны коринфского ордера представлялись ему «юными девушками», поэтому ордер в архитектуре использовался согласно принятым условностям, придавая, тем самым, характер или внешние приличия, соответствующие статусу и назначению здания. Это понятие характера возникло из теории Аристотеля о человеческой натуре, в которой характер рассматривался как проявление общих качеств, а не индивидуальных черт, как это делается сейчас – поэтому многие были удивлены тем, что Палладио использовал фасады греческих храмов с их ордерной системой для оформления частных вилл. ■