Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Одним из самых загадочных и распространенных архитектурных явлений эпохи историзма считается готическое возрождение (Gotchic Revival), первые упоминания о котором относятся к середине XVIII века. В это время знаменитый автор первого готического романа Гораций Уолпол, увлеченный «варварской эстетикой средневековья», приобретает поместье Строберри-хилл с целью превращения рокайльных интерьеров нового приобретения в готические.

Его пример вдохновляет многих английских аристократов на стилизацию собственных поместий под средневековые замки. Но если в XVIII веке готические стрельчатые арки наносятся чаще всего в качестве декоративного элемента зданий вопреки общей структурной логике, то уже в XIX веке в архитектуре неоготика, полностью копирующая готические конструкции и декоративные детали, становится «официальным» стилем викторианской эпохи в Англии.

В короткие сроки искусство «новой готики» распространилось повсеместно: от британских колоний и Америки до европейских стран и России.

История «заброшенного сокровища»

В Западную Европу готический стиль пришел во второй половине XIX века. В 1860-х гг. семья весьма уважаемого в Бельгии графа Лидекерке – Бофор обратилась к известному английскому архитектору Эдуарду Милнеру за помощью в проектировании и строительстве нового родового замка.

Во время французской революции семья графа находилась неподалеку от будущего Шато Миранда на живописной ферме, покинув старинный феодальный замок-крепость Вев, построенный в 1230-м году. К слову, отвечающий всем требованиям «чистой» готической архитектуры, Вев представляет собой «крепкий каменный сарай» с высокими толстыми стенами, узкими боковыми башнями и рвом. Но в связи с длительной эксплуатацией и постоянной сменой архитектурных стилей, замок Вев постепенно потерял свою актуальность, оставшись при этом мощнейшим оборонительным объектом и гордостью Бельгии.

Вдохновленный необыкновенной красотой местной природы граф пожелал построить новую летнюю резиденцию неподалеку от излюбленного Вев, способную составить конкуренцию неприступному замку.

В 1866 году на окраине населенного пункта Милнер построил необыкновенный величественный замок в неоготическом стиле, получивший название Шато Миранда. К сожалению, автору проекта не удалось увидеть свое детище завершенным. После смерти Милнера архитектурными работами руководил французский зодчий Пелшнэ, в том числе по воздвижению 56-метровой центральной башни с гербом и часами (1903-1907 гг.)

Во время второй мировой войны Шато Миранда был оккупирован германскими войсками (Лидекерке – Бофоры в то время находились в «соседней» крепости Вев). Однако после окончания войны граф принял решение оставить «оскверненный» замок, передав его в управление компании БЖД, а точнее, сдав его в аренду. С 1950 года замок функционировал как «лагерь отдыха» для детей с различными заболеваниями. Активная деятельность воспитанников (в замке-лагере спокойно могли разместиться до 200 детей) привела к тому, что местные жители стали называть Шато Миранда не иначе как Шато Нойзи, т. е. шумный замок.

Уже в 1970 году Шато Миранда становится широко известен не только в Бельгии, но и в Европе, а местный муниципалитет предлагает потомкам графа вернуть себе данное строение, на что получает отказ.

Владельцы замка еще в 1990-х гг. занялись поиском инвесторов, желая превратить замок в отель, но в связи с ростом расходов на техническое обслуживание и ремонт, этим планам так и не было суждено осуществиться.

Начиная с 1991 года замок оказался в запустении. Частично разрушенный, неоднократно разграбленный и несколько раз горевший Шато Миранда, несмотря на свой потерявший былой блеск облик, остается одним из самых прекрасных и удивительных произведений XIX века.

Готицизмы Шато Миранда

Главной задачей Милнера было воссоздать облик средневекового замка, используя в качестве ориентира Вев. Современные материалы и формы романтико-исторической эпохи с учетом особенностей готического стиля в архитектуре и необыкновенным мастерством вписанные в общую композицию здания, позволили зодчему создать причудливую игру декоративных форм и объемов.

Следуя требованиям английской готики, Милнер при строительстве замка постарался максимально подчеркнуть неразрывную связь архитектурного объекта и природы. Живописный сад, лес и алея, ведущая к Шато Миранда, по замыслу автора, вместе с замком должны были сосуществовать в качестве единого ансамбля, что особенно характерно для перпендикулярной готики.

Так как неоготика предполагает лишь стилизованность под готическую архитектуру средневековья, мастер в своем творении использовал лишь часть готицизмов, присущих европейским светским сооружениям XII-XIV вв.: парадные ворота – аналог главных городских ворот, конусообразные башни, стрельчатые резные наличники, внутренние готические своды и декоративные витражи. Центральная часовая башня по своей структуре напоминает донжон – главную башню в европейских феодальных замках. Несмотря на то, что архитектор прибегнул к необычной опорной системе и сводам, применяемым зачастую в соборном зодчестве, Шато Миранда стал олицетворением высоко художественного мастерства Милнера и выдающимся памятником неоготического стиля. ■