Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Русские и западноевропейские искусствоведы отмечают некую парадоксальность в преемственности стиля ампир страной, победившей диктаторский режим «маленького капрала». Этот факт объясняется не только интересом императорской России ко всему французскому даже во время военных действий, но и символической направленностью архитектуры ампира, заключающейся в прославлении монархической власти.

Зарождение русского ампира

Блестящая победа над Наполеоном в 1812 году в очередной раз продемонстрировала европейским правителям право на наследие «третьим Римом» античных политических и архитектурных традиций. Мастера русского ампира, вдохновленные достижениями французских зодчих, наделили новый стиль рядом отличительных черт, позволивших историкам искусства говорить о «необыкновенной изящности и живописности, присущей русскому ампиру в архитектуре» (Верле П.).

Архитектура русского ампира является логическим завершением классического периода в России и относится к эпохе позднего классицизма. Смешение римской архитектурной школы с египетскими мотивами так понравилось Александру I, что в скором времени император принял решение о необходимости создания государственного стиля, способного не только перенять черты французского ампира, но и превзойти его.

Благодаря европейским зодчим, прибывшим по приглашению императора, облик российских городов начал стремительно видоизменяться, что в особенности отразилось на богатстве архитектурных стилей Санкт-Петербурга и Москвы.

В скором времени, в Европе появилось две разновидности ампира: русский и французский. Первый, отличавшийся более свободной и пластичной трактовкой деталей, в свою очередь, разделился на две ветви: московскую и петербургскую.

Особенности Московского и Петербургского ампира

Московская и петербургская архитектура второй четверти XIX века переживает блестящий расцвет вдохновленная «ампирной идеологией», но благодаря творческим исканиям продолжателей и отступников архитектурных традиций XVIII века столичный и провинциальный русский ампир в архитектуре начинает развиваться по-разному.

Так же, как и классицизм, русская архитектура ампира использует в качестве основного композиционного элемента здания античные колонные портики, пилястры и всевозможные вариации ордерной системы древней Греции, усиливая при этом парадность и мужественность фасадов с помощью милитаристских деталей. Именно античная архитектура и египетская символика придавала «ампирность» изящным и лаконичным постройкам Петербурга первой половины XIX века.

Главные ансамбли и площади столицы (которой на тот момент являлся Петербург) под руководством Росси К. И. и Стасова В. П. было решено перепланировать в новом архитектурном стиле. На фасаде главных столичных зданий нередким стало появление лавровых венков, орлов, сфинксов, доспехов, шлемов и прочих атрибутов античности, в то время как городские ансамбли все чаще дополнялись стелами, триумфальными арками и памятными декоративными колоннами.

Столичные зодчие целиком отходят от французских образцов, продолжая традиции русского классицизма в архитектуре. Петербургская архитектура ампира отличалась от московской особой витиеватостью и напыщенностью. Усложненные декоративные формы, обрамленные строго симметричными, торжественными, но при этом причудливо-изящными конструктивными элементами, являются отличительной чертой столичного ампирного зодчества. Помимо этого, создание целых ансамблей в городской застройке Петербурга также было чуждо московским мастерам, предпочитавшим использовать черты «имперского» русского ампира в архитектуре частных зданий и декоре памятников, нежели в качестве основополагающего стиля государственных (официальных) строений и, тем более, ансамблей и улиц.

Бове О. И., Григорьев А. С и Жилярди Д., работавшие в начале XIX века в Москве, создавая архитектуру русского ампира придерживались исключительно французских традиций, украшая сдержанные в композиционном и декоративном плане дома и усадьбы строго пропорциональными античными портиками, барельефами, розетками, а также ампирной росписью, конными скульптурными группами и стилизованной лепниной.

Несмотря на то, что изначально русский ампир в архитектуре развивается «заручившись высочайшим одобрением и поддержкой Александра I» как ведущий стиль позднего (высокого) классицизма, самые выдающиеся здания «чистого» императорского стиля были построены при Николае I, за что русский ампир получил название «николаевский». Однако, в то же время, Грабарь И. Э., не использовавший термин «русский ампир», называет архитектуру 1800-1830 гг. «Александровским классицизмом», а зодчество после 1830-х гг. «Николаевским классицизмом». ■