Федор Стахов

«А на березе сидит заяц в алюминиевых клешах, сам себе начальник и сам падишах, он поставил им мат и он поставил им шах и он глядит на них глазами, ууу...» — БГ

Древнегреческие зодчие, ставшие родоначальниками трех главных архитектурных ордеров, открыли новый этап в истории изобразительного искусства. Вместо обычных опорных столбов они применяли сложные по конструкции и формам колонны, благодаря вертикальному движению которых, стремились выразить свое почитание богам.

Появление композитного ордера и его особенности

У зодчих Древнего Рима, унаследовавших дорический, ионический и коринфский ордера стояла иная задача. Функцию опоры у них выполняли мощные стены, а не колонны, поэтому ордер чаще всего использовался исключительно в декоративных целях.

Конструкция триумфальной арки императора Септимия Севера, сооруженной в 203 году н.э., дает ясное представление о роли композитного ордера в древнеримской архитектуре. Наряду с лепными рельефами, капитель композитного ордера придавала пышность и помпезность общему облику строения.

Композитная колонна в трудах многих теоретиков архитектуры характеризуется как смешанная или сложная, поскольку совмещает в себе два древнегреческих ордера.

Палладио в своем трактате 1570 года детально изобразил композитный ордер. Как и Виньола он считал, что пропорционально композитная колонна полностью идентична коринфской, а вот ее капитель и антаблемент требует особого внимания и мастерства исполнения.

Интересным является тот факт, что Витрувий, живший в I в. до н.э. не выделял композитную колонну в отдельный ордер. В качестве пятого главного ордера его впервые рассмотрели теоретики итальянского Возрождения – С. Серлио и Дж. Виньола в своем трактате «Правила пяти ордеров архитектуры».

Сами римляне, по-видимому, изначально не задумывались о создании отдельного стиля, но им нравилось усложнять и декорировать греческие ордера. В классическом варианте основу композитной капители составляют листья аканта коринфского ордера в сочетании с четырьмя угловыми волютами ионического. В более усложненном варианте в капители могут также присутствовать различные скульптурные детали растений, животных и богов.

Использование композитного ордера в эпоху Возрождения

Архитекторы эпохи Возрождения считали композитную колонну одной из самых ценных находок древнеримского зодчества, воплотившей в себе все самые лучшие черты главных ордеров. Она стала весьма популярной среди итальянских архитекторов, став олицетворением роскоши и изящества. Колоннами с композитным ордером украшали церкви, палаццо, виллы и монастыри.

Поиски новых пластических решений фасадного убранства привели к появлению полуколонн, пилястр, лопаток и усложненных фигурных композиций капители. Как правило, в нижних этажах зданий архитекторы располагали дорический ордер, посередине ионический, а верхние этажи обрамляли коринфским и композитным ордерами. Подобная иерархия говорит о главенствующей роли композитного ордера в архитектуре того времени. Мастера не только стремились сделать его основным украшением фасада, но и широко применяли его во внутреннем убранстве храмов и палаццо.

Нововведением эпохи Возрождения стало использование композитных полуколонн, объединявших два или три яруса здания.

Дворец Ла Лоджия дель Капитанио, построенный в 1571 году Андреа Палладио, стал прекрасным примером слияния традиционных элементов древнеримской архитектуры с новыми формами Позднего Ренессанса. Такой прием не только придавал строению сдержанный вертикальный ритм, свойственный античной архитектуре, но и способствовал общему целостному восприятию здания.

Тот же элемент большого ордера Палладио использовал в палаццо Вальмарана в Виченце, повторяя, по-видимому, идею двуярусных колонн Микеланджело в римском соборе святого Петра.

Композитный ордер в русском зодчестве

Если в итальянской архитектуре XV-XVI вв. композитный ордер можно встретить на фасаде практически каждого здания, то во Франции, Германии и Испании он так и не получил широкого распространения. Только изредка испанские мастера украшали им церкви и соборы, а французские применили колонны композитного стиля в одной из галерей Лувра.

В эпоху русского классицизма, в связи с тем, что для архитектурных и градостроительных работ в Москву и Санкт-Петербург приглашались итальянские зодчие, композитный ордер очень быстро завоевал популярность. Его использовали в постройках разного назначения: от дворцов и храмов до триумфальных ворот и общественных зданий.

Базилика в честь святой Екатерины, находящаяся в самом сердце Санкт-Петербурга, выполнена в духе итальянского Ренессанса, где монументальный арочный портал опирается на свободно стоящие композитные колонны. Здание возводилось в течение всего XVIII века под плеядой таких выдающихся архитекторов, как П. А. Трезини, Ж. Б. Валлен – Деламот, Минчиани, А. Ринальди.

В эпоху позднего классицизма зодчие начинают обращаться к древнеримским образцам военной архитектуры. Традиции итальянского Возрождения отходят на второй план, так как императорский стиль, царивший в России в начале XIX века, требовал высшей степени монументальной торжественности и помпезности.

Одним из примеров использования композитного ордера в стиле ампир являются триумфальные Нарвские ворота, возведенные по проекту В. П. Стасова в 1834 году.

Пришедшие на смену ампиру стили полностью исключали наличие подобного типа зданий, но даже архитекторы советского периода не смогли обойти композитный ордер стороной. Вопреки сложившимся стереотипам, связанным с конструкцией советского жилья, архитектор И. Жолтовский, вдохновившись идеями Палладио, возводит необычный жилой дом, ставший настоящим творческим манифестом автора и началом сталинского неоклассицизма в архитектуре того времени.

Московский дом на Моховой, построенный в 1930-х гг. стал первым «зданием-дворцом», сконструированным в СССР в послереволюционный период. Композитный ордер, объединяющий пять этажей, полностью повторяет черты зданий палладианской архитектуры.

Сочетание архитектурных основ и скульптурной пластики в рамках ордера композитного стиля сделало его настоящим шедевром мировой классической архитектуры. Часто видоизменяющиеся декоративные элементы капители были призваны воплощать самые смелые архитектурные фантазии, где, по словам классика: «можно было увидеть зверинец, смешанный с ботаническим садом». ■