Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Изменение политической ситуации в стране и консервативная политика советских властей оказали существенное влияние на становление неоклассицизма как главенствующего стиля сталинской эпохи. В это время широкий размах получает пропаганда традиционных ценностей и идеология высокой гражданственности, что и послужило основным критерием для укрепления позиций сталинского неоклассицизма.

Особенности сталинского неоклассицизма в архитектуре

Советские власти не считали классицизм XVIII века порождением царского режима, поскольку он был признан общеевропейским явлением и в то же время ассоциировался с периодом Французской революции став синонимом прогресса. Все эти качества позволили обратиться к архитектуре неоклассицизма, как к исторически сложившемуся национальному русскому стилю, полностью отказавшись от идей конструктивизма, рационализма и других новоявленных течений начала XX века.

Сталинский неоклассицизм в первую очередь преследовал урбанистические цели, поэтому помимо жилых домов в духе нового стиля строились магазины, вокзалы, школы, комбинаты и т.д. Приставка «нео» в этом случае является абсолютно оправданной, поскольку исторически сложившийся в архитектуре классический стиль был в корне переработан советскими архитекторами, хоть и опирался на традиции Палладио и архитектуры античности.

Помимо отдельных зданий в сталинском неоклассицизме перестраивались целые улицы и площади. В оформлении домов практически всегда использовался античный ордер в сочетании с лепными геральдическими композициями. В некоторых случаях встречались атрибуты императорского ампира, навеянные французскими образцами (венки, щиты, копья). Архитекторы стремились к созданию симметричных статичных зданий, полностью отказавшись от любого стилевого смешения.

Первым значительным строением, исполненном в духе неоклассицизма сталинского периода, считается необычный дом, выполненный по проекту архитектора Жолтовского И. (широко известный как дом на Моховой). О новом жилом здании говорили с восхищением, а москвичи приходили увидеть своими глазами «красивый дом», который с определенной долей черного юмора можно назвать «последним гвоздём в гроб конструктивизма». Архитектор, вдохновленный виллами и палаццо Палладио, стремился наиболее точно воссоздать ключевые моменты присущие зодчеству Ренессанса в своих постройках. Использование классического ордера в архитектуре зданий, рустовки, колоннад и несущих сводов превратило обычные дома, банки, театры и прочие здания в «палладианские дворцы», утвердив тем самым целостность уже существующих в дореволюционный период городских ансамблей.

У каждого архитектора, вдохновленного сталинским неоклассицизмом был свой индивидуальный подход к этому стилю. Если рассматривать произведения Жолтовского И. и Щуко В., то можно с уверенностью сделать вывод о ренессансной направленности их построек, в то время как работы Фомина И., в большинстве своем, повторяли традиции позднего периода русского классицизма. Щусев А., ранее создававший здания в стиле неорусского модерна, посвятил свою творческую энергию сталинскому неоклассицизму с особой, присущей его постройкам эклектической манерой.

За весь период 1930-х-1950-х гг. в облике русских городов произошли значительные изменения: были полностью перестроены несколько крупных транспортных магистралей, а также перепланированы и заново застроены после войны города, в числе которых были Минск, Калинин, Волгоград (бывший Сталинград).

Помимо крупных общественных зданий сталинским классицизмом принято считать практически все малоэтажные дома того периода, которые в народе были прозваны «немецкими», хоть и являлись в действительности произведениями советских архитекторов.

В середине XX века сталинский неоклассицизм уступает место воинственному и революционному ампиру. Помимо композиционных особенностей неоклассического стиля, в сталинском ампире широко распространены барельефы, изображающие фигуры военных, спортсменов, трудящихся, а также советскую символику. Архитектура была призвана внушать оптимизм, победоносность и веру в прекрасное будущее (что, впрочем, свойственно и неоклассическому стилю). Но в скором времени, а точнее в 1955 году, ранее горячо любимый и почитаемый советскими деятелями «национальный стиль» становится частично запрещенным и не воспринимается более как развивающий стиль.

Таким образом заканчивается победоносное шествие классической архитектуры по «дебрям советской действительности». ■