Федор Стахов

«А на березе сидит заяц в алюминиевых клешах, сам себе начальник и сам падишах, он поставил им мат и он поставил им шах и он глядит на них глазами, ууу...» — БГ

О применении тосканского ордера в древнеримской архитектуре можно судить лишь по чертежам и схемам Витрувия и других теоретиков искусства, так как ни единого здания с тосканским ордером того времени не сохранилось. Но этот факт не помешал ему получить широкое распространение в архитектуре последующих веков.

Возникновение тосканского ордера и особенности построения

Создание трех главных ордеров древнегреческими зодчими открыло новую страницу в истории мировой архитектуры. На античные образцы упорядоченной системы построения ордеров ориентировались мастера всех эпох. Не преминули воспользоваться этим открытием и зодчие Древнего Рима, восхищавшиеся красотой и гармоничностью древнегреческих построек.

Римские мастера, ставшие родоначальниками арочных и сводчатых конструкций, помимо использования древнегреческого ордера, активно занимались разработкой новых типов колонн. Итогом многолетних трудов стало появление новых ордеров – вариаций на дорический, ионический и коринфский образцы.

По словам искусствоведа Виппера Б. Р. «первую из этих вариаций римляне заимствовали у этрусков, и она получила название тосканского ордера». Данной версии о возникновении тосканского ордера в архитектуре (по названию страны Тосканы, где в то время жили этруски) придерживались также теоретики эпохи Возрождения.

Выдающийся римский архитектор и механик I века н.э. Витрувий, в своих чертежах воссоздал модель одного из этрусских храмов. Исходя из данной схемы, можно сделать вывод о том, что у этрусков в храмовой архитектуре тосканский ордер занимал ведущее место.

Многие теоретики искусства говорили о том, что тосканская колонна не что иное, как более простой вариант дорического ордера, несмотря на ее более позднее происхождение. Упростив дорический тип, древнеримским зодчим удалось добиться визуальной прочности внешних построек. Тосканская колонна стала олицетворять мощь и физическую силу, но из-за излишней простоты ее практически не использовали в строительстве храмов, предпочитая укреплять ею хозяйственные и военные постройки. Если здание состояло из нескольких этажей, то в большинстве случаев, первый этаж был тосканским.

Андреа Палладио в «Четырех книгах об архитектуре», изданной в 1570 году, детально описывает тосканские колонны, прилагая к своим иллюстрациям модульные расчеты. По его схемам архитекторы Возрождения и ампира впоследствии воссоздавали тосканский ордер, строго придерживаясь первоначальных пропорций.

В отличие от дорического типа, у тосканской колонны гладкий ствол и полностью отсутствуют каннелюры, но при этом она не лишена базы. Капитель по форме очень близка к дорической, в то время как антаблемент отличается простотой и некоторой архаичностью. За отсутствие украшений и наличие полностью гладкого фриза его иногда называют «архитравным». Иногда в строительстве тосканского храма фриз и вовсе отсутствовал, а карниз чаще всего был условным в виде навесной крыши.

Тосканский ордер в период Возрождения

Изучение итальянскими зодчими основ ордерной системы древней Греции привело к началу новой эпохи в строительстве, подражающей лучшим образцам античной архитектуры. За основу проектирования новых зданий брались чертежи теоретиков искусства, где организация ордера была четко структурирована.

Тосканский ордер в архитектуре Возрождения был несколько переосмыслен, поскольку в отличие от древних римлян, зодчие нового времени не считали тосканскую колонну символом военной мощи, используя ее в большинстве случаев в архитектуре храмовых зданий. Для них тосканский ордер символизировал простую лаконичность в сочетании с божественным величием, поэтому его нечасто можно было встретить в архитектуре палаццо или вилл, даже в виде пилястр и лопаток.

Титулярная церковь Санта Мария делла Паче, построенная в 1480 году в Риме, является ярким примером использования тосканского ордера в архитектуре Раннего Возрождения. В нем полностью сохранены объемы и пропорции античных прототипов, что позволило зодчему добиться монументальной строгости нижнего объема церкви.

Тосканские храмы русского классицизма

Мастера русского классицизма очень быстро прониклись сдержанностью и простотой тосканского ордера, что отразилось на церковной архитектуре Москвы, Твери, Нижнего Новгорода и многих других городов. Храмовые постройки приобрели портик, в котором строгие каноны классицизма предполагали использование более сдержанных в декоративном плане ордеров (дорического и тосканского). Архаичные тосканские колонны прекрасно вписывались в архитектуру таких прославленных мастеров как В. Баженов, Р. Казаков, А. и Д. Жилярди, К. Росси, О. Бове и других выдающихся архитекторов.

Католический московский храм святого Людовика, построенный по проекту Алессандро Жилярди в 1833-1835 гг. стал олицетворением русского классицизма в архитектуре. Шесть мощных колонн тосканского ордера, поддерживающие античный портик, придали строению строгость и сдержанность, что особенно ценилось монархами и зодчими начала и середины XIX века.

Тосканский ордер в стиле ампир

Для того, чтобы подчеркнуть героизм и могущество наполеоновской империи, зодчие конца XVIII века принялись возводить во Франции триумфальные арки и колонны, подчеркивающие патриотический гражданский дух и высокие амбиции государства. Ориентируясь на древних римлян, главных, по их мнению, родоначальников образцового государственного строя, французские зодчие стали проектировать дома и здания, используя в их основе тосканский ордер.

Французский архитектор К. Леду, построивший в конце XVIII века здание парижской таможенной заставы, одним из первых воспользовался торжественной монументальностью тосканской колоннады. Несмотря на то, что все постройки зодчего теоретики искусства относят к позднему классицизму, принято считать, что объемы и пропорции его таможенной заставы стали основой для французского императорского ампира.

Переход от античной классики к ампиру в России (завершающему этапу высокого классицизма) обусловлен, прежде всего, увлечениями российских монархов французской культурой. Чтобы передать присущие данному стилю парадность и воинственность, в Россию начинают приглашать французских и итальянских архитекторов. С тех пор сочетание пропорций тосканского ордера с пилястрами, лепными карнизами и военной символикой стали своеобразными атрибутами императорской России.

Улица великого зодчего Карла Росси была полностью сконструирована в стиле русского ампира. Четкий ритм колоннад тосканского стиля в сочетании с арочными оконными проемами первых этажей, напоминающими римские аркады, и явная симметрия рустованных фасадов зданий являлись главными приемами петербургского императорского стиля.

Тосканский ордер в архитектуре, несмотря на свою простоту и полное отсутствие декора, не претерпел никаких конструктивных изменений за все время своего существования. Данная тенденция обусловлена его функциями, определенными еще в эпоху Древнего Рима. Военным и общественным зданиям, в архитектуре которых он использовался изначально, не свойственны декоративные детали, украшенные капители и лепные орнаменты. Поэтому, определив его основные черты и значение, архитекторы Возрождения и последующих эпох старались полностью соответствовать первоначальным пропорциям ордера.

Величественная и мощная архитектура тосканского ордера, пройдя через строгие и сдержанные конструкции классических церквей, стала в итоге символом императорской силы, торжественно воцарившейся в фасадах зданий французского и русского ампира. ■