Федор Стахов

«А на березе сидит заяц в алюминиевых клешах, сам себе начальник и сам падишах, он поставил им мат и он поставил им шах и он глядит на них глазами, ууу...» — БГ

Система архитектурных ордеров является воплощением высокого порядка для достижения которого, зодчим приходилось соблюдать сложные модульные построения, не нарушая правил перспективы и используя все свое мастерство в воплощении лепных и других декоративных элементов храма. Одним из трех основных ордеров, впечатляющим пышностью и богатством композиции, является коринфский ордер.

История коринфского ордера и его характеристика

Витрувий в своих трактатах очень четко разделял два старших ордера между собой, называя дорический «мужским», ионический «женским». Коринфский же в силу своего необычного строения получил более сложное символическое значение, поскольку, согласно Витрувию, был призван «подражать девичьей стройности». Женское начало коринфской колонны, как и ионической теоретик отмечал не случайно, называя ионику «матерью третьего ордера».

Виппер Б.Р. в своем труде «Введение в историческое изучение искусства», связывает момент создания коринфского ордера с необходимостью древних греков преодолеть неудобство и несовершенство ионической капители, поскольку ее волютам была свойственна двусторонность (вместо дорической всесторонности), из-за чего у зодчих возникали серьезные трудности «при разрешении проблемы угловой капители». Несмотря на попытки архитекторов сделать ионическую капитель угловой, полностью отказавшись от киматия, решение данной проблемы в конструкции храмов с колоннадой, проходящей снаружи так и не было найдено. Это и стало главной причиной появления нового ордера, в котором зодчим удалось совместить все самые лучшие черты дорического и ионического ордеров.

Первоисточником для создания необыкновенного украшения коринфской капители послужили листья аканта, которые до появления ордера в качестве мотива для орнамента использовались в надгробных памятниках. Существует также красивая легенда о создании коринфского ордера, которую Витрувий очень подробно описывает в своем трактате. В легенде говорится о юной девушке из Коринфа, которая очень рано умерла от тяжелой болезни. Тогда любившая ее всем сердцем кормилица собрала все ценные для девушки вещи в одну корзину и отнесла их на ее могилу. Для того чтобы вещи могли дольше сохраниться она укрыла корзину обычной черепицей, не заметив, что поставила ее на корень аканфа. Весной придавленный корень начал разрастаться по бокам корзинки, а его стебли и листья, прижатые черепицей, изогнулись в виде волют. Каллимах, прозванный «искусником» за свои изящные скульптурные работы, восхитился причудливостью данной композиции и, сделав несколько набросков, выполнил по ним для жителей Коринфа несколько колонн.

К данной легендарной версии о возникновении коринфского ордера склонялись многие теоретики. Ведущую роль Каллимаха, которого впоследствии часто изображали у могилы той самой коринфской девушки, подтверждал и Р. Фреар де Шамбре в своем трактате, посвященном сравнению древних и современных ордеров в 1651 году.

Виппер также подтверждает данную версию, говоря о том, что древнейшая из дошедших до нас капителей коринфского ордера относится к 430 г. до н.э. (именно в это время скульптор Каллимах и начинает свою активную деятельность).

Коринфская капитель по форме действительно напоминает чашу или корзину, обвитую двойным рядом листьев аканта. Тонкие стебли, плавно вырастающие из листьев, на углах сворачиваются в восемь небольших волют. Абака у коринфской капители имеют своеобразную форму с вогнутыми внутрь краями.

Коринфскому ордеру присущи богатая игра света и тени, живые органические формы в сочетании со стройными и изящными пропорциями колонны. Антаблемент коринфского ордера, состоящий из живописного архитрава, фриза и карниза также обычно отличается наличием огромного количества декоративных деталей, растительных и фигурных орнаментов.

Коринфские колонны, украшавшие с VI века до н.э. Олимпейон, посвященный Зевсу, стали образцом нового стиля. Под руководством императора Суллы в I веке до н.э. влюбившегося в коринфские капители Олимпейона и перевезшего часть их в Рим, началось строительство аналогичного римского храма Юпитера о чем Тит Ливий впоследствии выразился довольно критично, заявив, что Афинский храм Зевса является «единственным достойным храмом для этого божества».

Всесторонность коринфской капители, унаследованная от дорического ордера, а также пластичность и гибкость форм ионики, сделали коринфский ордер наиболее востребованным и в эллинистическую эпоху, и в период расцвета римской архитектуры, и в эпоху Возрождения.

Коринфский ордер в эпоху Возрождения

Своеобразие коринфского ордера было высоко оценено зодчими эпохи Возрождения. Изучив «Десять книг об архитектуре» написанных Витрувием, такие выдающиеся мастера как Бруннелески, Палладио, Браманте, Альберти и Сангалло стали разрабатывать проекты общественных и светских зданий, искусно обогащая классическую ордерную систему с помощью новых декоративных деталей.

Капелла Пацци, созданная в середине XV века прославленным архитектором Брунеллески, стала одним из первых зданий во Флоренции, в архитектуре которой был задействован практически неизмененный коринфский ордер. Зодчему удалось передать тектонику античных форм с помощью шестиколонного портика, привнеся при этом новые конструктивные приемы в архитектуру Возрождения.

Популярность коринфского ордера в архитектуре русского классицизма была связана с любовью русских царей к пышности и помпезности, а богато украшенная коринфская колонна как нельзя лучше подходила под их замыслы. Приглашенные итальянские и французские архитекторы с удовольствием обучали русских зодчих приемам античного ордера. Коринфская колонна практически не претерпевала каких-либо изменений, за исключением наличия или отсутствия каннелюр и добавления различных декоративных элементов в строение капители и антаблемента.

Казанский собор по проекту Воронихина А.Н., украшенный коринфским портиком, переходящим в протяженную колоннаду, является ярким доказательством того, что зодчие конца XVIII – начала XIX века стремились воплотить в своих произведениях все самые эффектные черты античного храма, возродив причудливую и в то же время изящную коринфскую капитель.

Коринфский ордер можно смело назвать венцом древнегреческой ордерной системы. Вобрав в себя все самые лучшие качества дорического и ионического архитектурного ордера, в нем воплотились весь опыт и мастерство зодчих Древнего мира. Богато декорированные коринфскими колоннами здания, впечатляют и завораживают, увлекая наблюдателей в мир высокого искусства античной архитектуры. ■