Федор Стахов

«А на березе сидит заяц в алюминиевых клешах, сам себе начальник и сам падишах, он поставил им мат и он поставил им шах и он глядит на них глазами, ууу...» — БГ

Древнегреческая архитектура VII-VI веков до н.э. положила начало периоду сложения классической архитектурной школы, в которой ордерная система играла ведущую роль. Уставшие от тяжести и мужественности дорических колонн малоазийские зодчие создали изящный ионический ордер, который впоследствии величайший теоретик искусства Витрувий в своих трудах назвал «женским».

Истоки развития ионического ордера и его основные архитектурные элементы

Необыкновенная легкость пропорций и новые элементы конструкции сразу же привлекли внимание зодчих Древней Греции. Особенно это отразилось на творчестве мастеров позднего периода – Пифия и Гермогена.

Ионический ордер изначально был призван контрастировать с дорическим, для этого античные зодчие за основу нового ордера приняли формы женского тела. При одном взгляде на колонны ионических храмов вспоминаются бессмертные слова Витрувия о том, что ордер приобрел «определенную независимость по отношению к произведениям, в которых использовался».

Иногда в ионических храмах вместо колонн использовались кариатиды (женские статуи), как, например, в Эрехтейоне.

Колонны ионического ордера всегда устанавливались на высокой базе, разделенной, как правило, на два профилированных валика, иногда украшенных орнаментом. В отсутствие энтазиса, тонкий ствол колонны все же обладает тенденцией к медленному сужению снизу вверх. Особого внимания заслуживают глубоко врезанные каннелюры, которые благодаря искусной работе мастеров, разделены между собой не как в случае с дорическим ордером острыми гранями, а поверхностными тонкими промежутками. Количество их варьируется от двадцати четырех до максимальных сорока восьми, при этом они оканчиваются закруглениями наверху и внизу столба. Виппер Б.Р. писал, что «Эти приемы моделировки колонны создают богатую игру света и тени и вместе с тем придают ионийской колонне более индивидуальный и активный характер».

Антаблемент ионического ордера по форме и размерам полностью соответствует изящным пропорциям колонны. Искусно выполненная профилировка и орнаментальный архитрав, множество полихромных и лепных деталей, фигурная композиция фриза и тонкий сильно выступающий в стороны карниз создают гармоничный легкий образ всей конструкции ордера.

Самый крупный храм, построенный полностью в ионическом стиле и ставший одним из семи чудес света, был воздвигнут в VI веке до н.э. в городе Эфесе – храм Артемиды Эфесской.

Поиск новых конструктивных и декоративных элементов привел к снижению популярности ионического ордера и созданию нового более украшенного и совершенного типа (что, прежде всего, связанно с отсутствием всесторонности капители) – коринфского ордера.

Возрождение ионического ордера

Ориентируясь на труды ведущих теоретиков архитектуры, зодчие Возрождения стали перерабатывать идеи древнегреческих и древнеримских мастеров в духе нового времени, используя ордерную систему в несколько измененном виде. Таким образом, в строительстве общественных и светских зданий наряду с колоннами стали использоваться пилястры и лопатки. Загнутые волюты ионического ордера особенно привлекали итальянских зодчих. В каждом палаццо они стремились выразить пластичные формы ионической и ее производной коринфской капители.

Архитекторы русского классицизма, изучив трактат Джакомо да Виньоло о правилах построения пяти ордеров, а также ознакомившись с чертежами Витрувия и Палладио, очень быстро обратили внимание на простой и лаконичный ионический ордер. Его использовали в своих произведениях самые прославленные мастера середины XVIII - начала XIX века, такие как В. И. Баженов, А. Г. Григорьев, М. Ф. Казаков, А. Н. Воронихин и т.д.

Отсутствие каннелюр в ионических колоннах московских классицистов было связано, прежде всего, с использованием новых материалов в строительстве. Если кирпичные колонны московских домов и усадеб никогда не имели каннелюр, то каменные дворцы Санкт-Петербурга являлись однозначным воплощением классических форм, в точности повторяющих конструктивные основы ионического ордера.

Еще одной особенностью ионической колонны в период московского классицизма была ее сильная «украшенность» без добавления при этом таких архитектурных элементов как листья аканта, присущих коринфскому ордеру. Основной задачей мастеров того времени считалось достижение эффекта богато декорированной фестонами и различными орнаментами капители наряду с упрощенным антаблементом.

Ионический ордер получил широкое распространение в архитектуре классицизма Санкт-Петербурга. Им украшались дворцы, церкви и доходные дома. А в конце XIX века по проекту А. Штакеншнайдера был создан необыкновенный гранитный дворец, в котором помимо колонн ионического ордера архитектор применил портик кариатид, напоминающий по своему внешнему виду портик афинского Эрехтейона.

Утонченная, богато декорированная и при этом пропорционально облегченная ионическая колонна еще в эпоху Древней Греции заняла центральное место среди трех главных ордеров. Ее широкое распространение в эпоху русского классицизма только подтвердило утверждение теоретиков искусства об особой привлекательности и независимости ионического ордера, который был призван придавать телу любого архитектурного строения лаконичную плавность линий и женственность. ■