Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Архитектурная работа может быть интерпретирована, как имеющая внутренние «законы» - геометрии, структуры, пропорции и так далее – обусловленные конкретными обстоятельствами, а именно выбором места и материалов. Здесь уместно провести аналогию с биологическим организмом, который реагирует на внутренние сигналы и на внешнюю среду.

Архитектура, имитирующая природу

Идея о том, что произведение искусства аналогично биологическому организму касательно взаимозависимости всех его частей, составляющих единое целое, восходит к «Поэтике» Аристотеля. Продолжение она получила в немецкой философской мысли восемнадцатого и девятнадцатого веков – в частности, она играла основополагающую роль в идеях Канта, Гегеля и Гёте. Делая зарисовки растений, Гёте выделил два аспекта их строения: закон внутренней природы, в соответствии с которым сформировался организм, и закон внешних обстоятельств, изменяющий его.

Идеи Гёте оказали огромное влияние на Фрэнка Ллойда Райта, который занимался продвижением органической архитектуры больше, чем кто-либо другой из великих архитекторов. С одной стороны, он широко использовал концепцию, учитывая выбранное место для строительства, работая с «природой материалов» и часто используя координатную сетку или модуль, а с другой стороны, он считал ее уникальной: ничьи больше работы, по мнению Райта, не являются по-настоящему органическими.

Новый виток развития органическая архитектура получила с появлением эволюционных теорий, в которых зародилась идея о том, что архитектурные стили могут «эволюционировать», как биологические организмы, в то время как биологи все больше склонялись к мысли, что природные формы это результат как функциональной пригодности для конкретных целей, так и основополагающих морфологических законов. Например, повсеместно распространенной в природе логарифмической спирали, или «кривой жизни», как ее иногда называют. Эта мысль достигла наивысшего развития в авторитетной книге Д’Арси Венворта Томпсона «О росте и форме», опубликованной в 1917 году, которой органическая архитектура, в частности, обязана своим появлением. Хотя она шла вразрез с биологической наукой того времени, она приобрела небывалую популярность среди архитекторов – это была единственная книга, которую архитектор Сиднейского оперного театра Йорн Утзон попросил прочитать своих сотрудников. Недавно она снова попала в сферу пристального внимания в связи с теорией хаоса.

«В природе все формы… это порождение необходимости» – Рауль Франс

Популяризацией функционалистского направления в 20-х гг. прошлого века занимался немецкий биолог Рауль Франс. В небольшой книге «Растения, как изобретатели» (вышедшей в свет на немецком в 1923 году, и на английском в 1926 году), Франс писал, что «необходимость предопределяет определенные формы для определенных свойств. Поэтому всегда возможно… сделать вывод об активности и цели на основании их формы». Параллели с функционалистским мышлением в архитектуре очевидны, и иллюстрации Франса просочились в книги ведущих представителей модернизма, не в последнюю очередь в книги Ле Корбюзье, который объявил биологию «величайшим новым словом в архитектуре и планировании».

С появлением программ для генерирования поверхностей, проектирование домов в стиле органической архитектуры вышло на новый уровень. Представители «эволюционной архитектуры», например американец Грег Линн, рассматривают ее как вид искусственной жизни, подчиняющуюся тем же принципам морфогенеза, генетического кода, репликации и селекции и нацелены на строительство зданий, способных к симбиотическому поведению и метаболическому балансу, свойственным биологическим организмам. В настоящее время такие работы доступны только в программной среде.

Лилипад – плавающий экополис

Органическая архитектура плавающего экополиса разделена на части в виде лепестков. На это архитекторов вдохновила самая большая кувшинка в мире – Виктория Регия. Принадлежащие семейству нимфейные (кувшинковые) эти водные растения, обладающие исключительной эластичностью, открыл немецкий ученый - ботаник Роберт Шомбург. Названо оно в честь английской королевы Виктории. Прообраз Лилипада – это ребристый лист этой кувшинки, увеличенный в 250 раз.

Двухслойная стена Лилипада делается из полиэфирных волокон, покрытых слоем диоксида титана, который реагирует на ультрафиолетовые лучи и способен поглощать атмосферные загрязнения фотокаталитическим эффектом. Лилипад спроектирован для того чтобы эффективно справится с задачей поставленной Организацией Экологического Сотрудничества в марте 2008 года: климат, биологическое разнообразие, снабжение и здоровье жителей. Его органическая архитектура будет достигать положительного баланса без выброса углерода, благодаря объединению всей получаемой энергии (солнечной, тепловой, фотоэлектрической, ветровой и гидравлической энергии приливов), таким образом, устойчивое производство энергии позволит вырабатывать ее в нужном количестве. Весь комплекс полностью пригоден для вторичной переработки, он положительно влияет на экологию, вырабатывая кислород и энергию, перерабатывая углекислый газ и различные отходы, очищая и биологически обрабатывая грязную воду и давая экологический приют различным биологическим видам, удовлетворяя потребности людей в продовольствии. Это поистине органическая архитектура.

Подводный город "Сиф"

Проектом этого города архитектор Аруп предлагает подводные поселения, которые могут потребоваться в случае затопления большей части суши в результате подъема уровня океанических вод вследствие таяния полярных ледников. Этот образец органической архитектуры позволит увеличить площадь для проживания жителей Земли, когда люди больше не смогут жить на суше.

Идея этого города появилась благодаря повышению общего интереса к биомиметической практике (подход к созданию технологических устройств, при котором идея и конфигурация основных элементов заимствуются из природы) и материалам, способным перенести кардинальную смену климата. В основу всей конструкции города положен модульный принцип построения структуры, когда каждый модуль-кокон несет в себе определенные функции: жилые и общественные помещения, добыча и производство продуктов питания, генераторы, производящие энергию для всего этого и прочее. Внешний органический вид всей конструкции обязан своему прототипу – океанической водоросли, произрастающей на поверхности. ■