Екатерина Петрова

«Сегодня компьютеры позволяют нам находить ответы на некоторые очень серьёзные вопросы, если заложить в них все необходимые данные и задать все необходимые вопросы». — Бакминстер Фуллер

Новизна в архитектуре возникла благодаря творчеству эстетических направлений во второй декаде двадцатого века и отражала технические инновации эпохи. Она заключалась в стремлении к абстракции, пространству и прозрачности.

«Говоря о новизне», - писал поэт Шарль Бодлер в знаменитом эссе, озаглавленном «Художник современной жизни» и опубликованном в 1863 году, «я имею в виду эфемерное, условное, ту половину искусства, чья другая половина неизменна и незыблема». Чувство новизны, описанное Бодлером, возможно, впервые воплотилось в импрессионистской живописи – в сценах кипящей жизни на новых парижских бульварах, созданных Османом, или в мимолётной игре света на воде или листве – и возникло как раз вовремя, чтобы охарактеризовать ряд взаимосвязанных течений по всей Европе, таких как фовизм и экспрессионизм, кубизм и футуризм, дадаизм и сюрреализм, процветавших как до, так и после Первой мировой войны. Архитектура, как искусство строительства, всегда считалась делом достаточно стабильным и длительным и, соответственно, имела склонность к «неизменному и незыблемому», поэтому архитекторы стремились включить в свои работы современный ритм промышленных городов.

Потрясение от нового

Первым архитектором, связавшим слова «современный» и «архитектура» в печати, стал Отто Вагнер из Вены. Вместе они составили название книги, опубликованной в 1896 году и основанной на вступительной лекции Вагнера в качестве профессора архитектуры в городской Академии изящных искусств. Утверждая, что архитектура должна отражать тот факт, что «новые задачи человечества требовали изменения или воссоздания существующих форм», он призывал к созданию светлых, хорошо проветриваемых домов с простой обстановкой, гармонирующих с «клетчатыми бриджами» и прочей одеждой для отдыха в современном городе, и выступал за использование тонких плит каменной облицовки, как «средства выражения новых форм строительства, использующих каркасные конструкции».

Прославление возможностей новых методов строительства стало основным смыслом для выражения новизны в архитектуре, в такой степени, что Вагнер переименовал последнее издание своей книги Die Baukunst unserer Zeit («Искусство строительства нашего времени»), чтобы соответствовать прогрессивным направлениям. Полноценное проявление новизны в архитектуре, подобно другим изобразительным искусствам, заключалось в возникновении ряда эстетических и технических инноваций. Абстракция была средством избавления от устаревших стилистических форм и приведения здания к языку «чистой» формы. Разделение пространства на слои в кубизме нашло отражение в свободных планах вилл Ле Корбюзье, созданных в 1920-х годах. Большие листы стекла обеспечивали как прозрачность, позволявшую создавать пространственную целостность, так и выразительность структуры, а также обманчивую игру отражений, которые могли завладеть мимолётными и случайными качествами современного города, определённого Бодлером – в двух его проектах Стеклянных башен 1919 и 1923 годов.

Мис ван дер Роэ пытался использовать отражения для, соответственно, многогранного и волнообразного плана. В конечном итоге, формы конструкций смогли использовать более динамичные и продвинутые технологии, например, технологии создания океанских лайнеров и автомобилей. Башня Эйнштейна Эриха Мендельсона была, возможно, первым зданием, выглядевшим таким образом, как будто оно двигалось через пространство, а не просто занимало его, а дома Ле Корбюзье, такие как Марсельская жилая единица, следуя его произведению «Пять отправных точек современной архитектуры», были слегка приподняты на столбах, из-за чего казалось, что они лишь частично установлены на землю, тогда как сады на их крышах напоминали палубу корабля. ■