Иван Григорьев

Кафедра МАрхИ "Архитектура сельских населенных мест". Сторонник идей деурбанизации, единства архитектуры и природы, организации загородной среды, масштабной человеку. Практикующий архитектор.

Мало найдется людей, которым не по душе очарование большого города. Но ритм городской жизни постепенно сводит это очарование к нулю. Исключение составляют только те счастливчики, которым стечение обстоятельств или состояние кошелька позволяют жить в центре мегаполисов.

Сейчас самым большим городом в мире считается китайский Шанхай с населением 23,8 млн. жителей, однако такая картина неизбежно возникнет в любом городе с единственным центром интенсивной жизни. Земля поблизости от центра неимоверно дорогая. Жизнь в центре с возможностью в любой момент оказаться в круговороте городской жизни – удел немногих, недоступный для большинства. Жители пригородов приобщаются к городской жизни лишь эпизодически. Эту проблему можно решить только путем децентрализации центра города, раздробив его на несколько мелких фрагментов, у каждого из которых была бы своя специализация. В каждом из таких фрагментарных центров сохранялся бы прежний ритм жизни и они не утеряли бы своего значения.

Архитектура современного города

Механизм, по которому происходит образование фрагментарного центра, очень прост. Городские сервисы по предоставлению услуг, как правило, скапливаются на небольшой территории. Рестораны, кафе, магазины, театры, гостиницы, ночные клубы, развлекательные центры, места для проведения шествий и карнавалов тянутся друг к другу. Это объясняется стремлением находиться в месте наибольшего скопления потенциальных клиентов. Стоит сформироваться центральному ядру, как все развлекательные услуги – особенно самые популярные и рассчитывающие на поток пользователей – начинают искать для себя место под солнцем. Центр города все увеличивается и постепенно разрастается до невероятных размеров. Он становится богатым, разнообразным, завораживающим. Но по мере роста городской территории увеличивается и среднее расстояние от жилого дома до центра города. Стоимость земли рядом с центром возрастает, магазины и офисы вытесняют жилые дома – и в какой-то момент в городе не остается никого, или почти никого, кто в полной мере мог бы оценить очарование дневного или ночного города.

Суть проблемы урбанизации ясна. С одной стороны, горожане затрачивают огромные усилия, чтобы получить товары и услуги и посетить культурные мероприятия. С другой стороны, настоящее разнообразие и выбор возможны только там, где интенсивность и плотность различных стилей разумно высоки; а если интенсивность и плотность начинают превышать разумные пределы, население постепенно теряет к ним интерес.

Если мы хотим решить эту проблему, то должны задаться вопросом, какой минимум населения сможет поддерживать жизнеспособность центрального делового района, сохраняя его очарование? Отис Д. Дункан в «Оптимальном размере городов» показывает, что города с населением свыше 50 000 человек, как правило, предлагают достаточно большой рынок для поддержания 61 различного вида розничных магазинов, а города с населением более 100 000 человек выступают в качестве потребителей дорогих украшений, меха и модельной одежды. В городах с населением 100 000 достаточный потенциал для музея, университета, библиотеки, зоопарка, симфонического оркестра, ежедневной газеты и радио. Но для открытия и работы профессиональных учебных заведений, например, мединститута, или серьезных культурных проектов, таких как опера или собственного телеканала, население должно составлять от 250 000 до 500 000 человек.

Центр города

При изучении региональных торговых центров в мегаполисе Чикаго Брайан К. Керри в своей «Географии торговых центров и розничной торговли» писал, что центры, в которых располагается до 70-и различных розничных магазинов, обслуживают около 350 000 человек. Т.Р. Лакшманан и У. Хансен в «Модели потенциала розничной торговли» продемонстрировали, что полноценные центры, предоставляющие весь спектр розничных и профессиональных услуг, а также развлечения и культурный отдых, оправдывают себя для групп населения численностью от 100 000 до 200 000 человек.

В связи с этим кажется вполне очевидным, что сложные и высокозатратные городские функции можно сосредоточить в сердце города с населением до 300 000 человек. По приведенным выше причинам, желательно раздробить слишком большие центры на несколько фрагментов. Мы предлагаем обустроить собственный центр, рассчитанный на 300 000 человек, в каждом районе города, чтобы любой житель мог без труда добраться до них.

Для того чтобы немного конкретизировать это предложение, приведем принцип ранжирования расстояний между фрагментарными центрами в типичном городском регионе. При населении 2500 человек на квадратный километр (плотность населения в самых малонаселенных частях Лос-Анджелеса) территория, занимаемая 300 000 жителями примет диаметр около тридцати километров, при плотности населения 40 000 человек на квадратный километр (плотность населения в центре Парижа) диаметр территории проживания 300 000 человек составит около трех километров. Итак, город должен быть населен более плотно, чем Лос-Анджелес, но не так плотно, как центр Парижа. Это приблизительные расчеты, принимаемые нами за верхний и нижний пределы. В случае, когда на каждый центр приходится по 300 000 человек, они будут располагаться на расстоянии от тридцати до трех километров друг от друга.

В поисках золотой середины

И наконец, последнее. Очарование большого города – это результат активной деятельности и невероятных усилий находящихся в нем людей. Только в таком мегаполисе как Нью-Йорк можно найти ресторан, в котором подают гигантских муравьев в шоколадной глазури или запросто купить стихотворный сборник трехсотлетней давности, или послушать карибский стил-пан, аккомпанирующий исполнителям американского фолка. По сравнению с этим, город с населением в 300 000 человек с второсортной оперой, парой больших универмагов и десятком хороших ресторанов – захолустье. Было бы абсурдом, если новые центры городов, рассчитанные на 300 000 человек, в стремлении сохранить очарование города, в результате превратились бы в обычные провинциальные города.

Эту проблему можно решить только путем сокращения количества жителей в центре города и придания каждому фрагментарному центру своего неповторимого колорита. Каждый центр будут постоянно посещать несколько миллионов человек, и это позволит сохранить его прежнее очарование.

Сейчас в ряде крупных европейских и американских городах, а также в Японии центры понемногу начинают фрагментироваться, что делает каждый из фрагментов неповторимым в своем роде. В одном из них располагаются лучшие отели, в другом – антикварные магазины, в третьем – музыкальные заведения, в четвертом – финансовые учреждения. В этом случае можно с уверенностью утверждать, что все горожане живут недалеко от одного из фрагментарных центров и имеют возможность в полной мере воспользоваться предлагаемыми в них услугами и окунуться в неповторимую атмосферу центра города. ■