Федор Стахов

«А на березе сидит заяц в алюминиевых клешах, сам себе начальник и сам падишах, он поставил им мат и он поставил им шах и он глядит на них глазами, ууу...» — БГ

К середине пятнадцатого века понятие «гуманизм» стало обозначать как общий курс обучения - studia humanitatis – основанный на изучении античных авторов, так и новое мировоззрение. В архитектуре это привело к строительству зданий согласно пропорциям человеческого тела и к новому увлечению классическими формами Древней Греции и Рима.

«Произведения искусства могли соответствовать основополагающим принципам, как для человека, так и для всего мира»

Человек – мера всех вещей

Основной для итальянского Возрождения была идея о том, что вершина человеческого интеллектуального и культурного развития была достигнута в классической Греции и Риме, и эти знания впоследствии были утеряны в связи с завоеванием Римской империи в пятом веке германскими племенами. Множество ключевых текстов, в том числе произведений Платона, сохранилось в монастырях, и, после введения в Италии древнегреческого языка, основным занятием учёных стал розыск и перевод этих текстов. Что особенно важно для архитектуры, среди обнаруженных текстов оказались «Десять книг об архитектуре» Витрувия.

Основным принципом ренессансного гуманизма был постулат о значимости индивидуализма, чётко сформулированный Пико делла Мирандола, который – в своём историческом тезисе «Речь о достоинстве человека» - утверждал, что, в отличие от всех иных форм жизни, человек был создан, не имея определённого места «в порядке вещей», но обладал свободой, позволяющей выбирать, либо «деградировать в низшие порядки жизни», либо «перенестись в высшие божественные формы». Великий Создатель, как говорил он, создал человека для созерцания Его работы, «чтобы любить её красоту и восхищаться её грандиозностью». Вместо средневекового понятия архитектуры как воплощения видения высшего божественного мира классицизм эпохи Возрождения сделал человека «мерой всех вещей».

Основные принципы современного понятия Ренессанса были сформулированы в 1860 г. в опубликованном в Италии произведении «Цивилизация Ренессанса» швейцарского искусствоведа Якоба Буркхардта (1818-97). Буркхардт подчёркивал – а многие сейчас могут сказать, что слишком подчёркивал – значимость культа индивидуализма, основными идеями которого были идея артистического «гения» и акцент на человеческую субъективность: «человек становится знающим себя индивидуумом», - писал он, «и признаёт себя таковым». Основными представителями этого нового направления индивидуализма были правители-тираны множества городов-государств Италии, которые хотели оставить свой след благодаря завоеваниям или покровительству искусствам – или зачастую и тому, и другому. Приветствуя этот субъективизм, Буркхардт отмечал, что в Италии также пробуждалось «объективное восприятие и обобщённое отношение к государству и всем вещам в мире».

В архитектуре это новое направление объективности проявилось в акценте на абстрактных формах и пропорциях, благодаря которым, как полагалось, произведения искусства могли соответствовать основополагающим принципам как для человека, так и для всего мира, в то время как чувство субъективности можно воплотить, используя перспективу. Изначально, техника перспективной проекции рассматривалась как средство достоверного отображения предположительно объективных идеальных пропорций, но вскоре стало понятно, что такое сочетание невозможно. Это открыло путь увлечению маньеристов искажениями и, самое главное, к модернистской поддержке субъективности многочисленных точек зрения и постмодернистскому неприятию всех доводов о возможности объективного знаниях в науке и искусстве. ■